Научные исследования

Главная > Публикации > Научные исследования

Тарелка фабрики Чекановых из фондов Каргапольского районного исторического музея: возможности атрибуции и датировки

Г. Н. Сауков,
ФГБОУ ВО «Курганский государственный университет», г. Курган

Сильная фрагментированность фарфоровых и фаянсовых изделий, находимых на археологических памятниках Нового времени, а также слабая изученность истории фарфоро-фаянсового производства отдельных регионов, в т. ч. Пермской губернии, являются препятствием для их интерпретации. Поэтому наряду с обращением к синхронным письменным источникам большое значение имеет изучение целых образцов посуды, сохранившихся в музейных и частных коллекциях, сопоставление их друг с другом и с археологическими материалами. В дальнейшем это позволит более точно и быстро атрибутировать и датировать как археологические находки, так и аналогичные музейные предметы по установленным в ходе подобных исследований характерным признакам.

На сайте Государственного каталога Музейного фонда РФ размещены фотография и описание фаянсовой тарелки без указания производителя, хранящейся в фондах МКУ «Каргапольский районный исторический музей» (КРИМ) Курганской области [4, № 23301022]. Идентичность её печатного монохромного декора с декором тарелки из частной коллекции позволила пред-положить производство данного предмета на фаянсовой фабрике Чекановых в г. Екатеринбурге Пермской губернии. Обращение в музей и дальнейшая работа с его фондами при содействии директора Ренёвой Екатерины Борисовны и помощи сотрудников позволили подтвердить данное предположение, за что автор статьи, пользуясь случаем, выражает благодарность всему коллективу учреждения.

Экспонат представляет собой круглую тарелку с плоским дном на кольцевой ножке, с невысокой, слегка отогнутой наружу стенкой и отогнутым плоским бортом с валиком вдоль верхнего края. Край борта ровный с округлой формой в профиле (рис. 1). Измерение показало, что по основным параметрам она отличается от упомянутого выше аналога из частной коллекции плюс/минус на одну десятую сантиметра: высота 2,3 см, диаметр по внешнему краю борта 18,1 см, по внутреннему – 12 см, диаметр зеркала 10,5 см, диаметр кольцевой ножки 9 см, ширина борта 3 см, толщина борта 0,49 см. Такое единообразие можно объяснить использованием при изготовлении фаянсовой посуды на фабриках Екатеринбургского уезда алебастровых форм и шаблонов [15, с. 150–151]. На основании указанных габаритов (диаметр, высота) данную тарелку можно отнести к пирожковым – небольшим плоским тарелкам, как правило, индивидуального пользования, предназначенным для выпечки (хлеба, булочки, пирожка и т.п.), либо используемых в качестве подстановочных для кокотниц, креманок и др. [1, с. 163].

Тарелка фабрики Чекановых (г. Екатеринбург, Пермская губерния)

Рис. 1. Тарелка фабрики Чекановых (г. Екатеринбург, Пермская губерния).
МКУ «Каргапольский районный исторический музей»

Тарелка декорирована подглазурным печатным рисунком чёрного цвета. Почти вся площадь борта, вся стенка и небольшая часть зеркала тарелки по всему кругу украшены геометрическим орнаментом с тремя резервами, полностью заполненными растительным декором в виде листьев. На зеркале по центру расположена розетка с маленьким стилизованным цветочком в центре, четырьмя симметрично расходящимися большими листьями и усиками между ними с относительно симметричными завитками на концах (рис. 1).

На дне тарелки имеется два клейма. Первое – подглазурное чёрного цвета в виде прописной буквы «Ф» и ниже полукругом по центру надписи курсивом: «Чекановыхъ». Первая буква прописная, остальные строчные (рис. 2–1). Второе клеймо – вдавленное в фаянсовую массу с надписью рубленным тонким шрифтом: «Чекановъ.». Первая буква прописная, остальные – малые прописные. Большая часть букв «Ч», «о» и «в» замазаны клеем при склеивании экспоната ещё до поступления в музей (рис. 2–2). Оба клейма аналогичны тем, что есть на дне упомянутой выше тарелки из частной коллекции. Разница состоит лишь в том, что на последней печатное клеймо, как и декор, бледно-красного цвета. Т. е. в обоих случаях цвет клейма соответствует цвету декора. Это коррелирует с наблюдением, сделанным кировским исследователем А. С. Евшиным, относительно совпадения цвета монохромного декора и цвета клейма на тарелках фабрики Чекановых [5, с. 248].

Клейма фабрики Чекановых (г. Екатеринбург, Пермская губерния)

Рис. 2. Клейма фабрики Чекановых (г. Екатеринбург, Пермская губерния): 1, 2. На тарелке из МКУ «Каргапольский районный исторический музей». 3, 4. На тарелке из частной коллекции.

В советское время цветом клейм обозначалась сортность фарфоровых и фаянсовых изделий (в некоторые периоды – с добавлением буквенно-цифровых символов). Данная практика имеет свои корни в дореволюционной России, причём чёрный и красный цвета в том числе использовались рядом фабрик для обозначения сорта продукции [9, с. 22–25; 10, с. 99, 100, 265; 14, с. 202]. Известно, что во второй половине 1880-х гг. в самых крупных фаянсовых заведениях Екатеринбургского уезда помимо таких специалистов, как точильщики, горновщики, глазуровщики, живописцы и др., работали также и «сортировщики, специально занимающиеся сортировкой посуды» [15, с. 151]. В связи с этим особый интерес представляет сравнение качества данных тарелок одного производителя, идентичных морфологически, но отличающихся цветом декора и клейм, на предмет возможного их отнесения к разным по качеству сортам посуды.

Изучение тарелки из Каргапольского музея, помимо следов её использования (незначительно поцарапанная глазурь на зеркале), выявило наличие целого комплекса заводских дефектов черепка, глазури и декора: деформацию, наколы, мушки, засорку, вскипание и неравномерный разлив глазури, смещение деколи в месте стыковки, помарки краской. Все они присутствуют и на тарелке из частной коллекции. Учитывая, что клеймо подглазурное (т. е. сортность должна была определяться ещё до глазурования), прежде всего следует обратить внимание на качество черепка. Сравнение степени деформации черепка затрудняется тем, что тарелка из Каргапольского музея расколота почти на две равные половины и очень грубо и неровно склеена ещё до поступления в фонды. Однако с некоторыми допущениями можно констатировать, что кривизна бортов у неё несколько выше, чем у тарелки из частной коллекции, но при этом деформация дна наоборот меньше. Кроме того, у последней есть заметная выбоина на крае борта связанная с заводским браком. Несмотря на некоторые отличия, в целом сопоставление этих двух тарелок не даёт оснований сделать вывод ни об их высоком качестве, ни о более высокой сортности одной из них.

Косвенно в пользу того, что на фабрике Чекановых не обозначалась сортность посуды, свидетельствует совпадение цвета клейма, во всех известных случаях, с цветом монохромного декора, при этом на изделиях с полихромным декором, либо без декора («бельё») присутствует только вдавленное в массу клеймо [4, № 7072293, № 7072296, № 7072383, № 17917829, № 27337026, № 27337046; 5, с. 247–248; 11, с. 52; 17, с. 391–393; 19, с. 284]. Хотя нельзя полностью исключать, что данный вывод является лишь результатом недостаточной статистической выборки. Вероятно, под «сортировкой посуды» во второй половине 1880-х гг. на крупных фаянсовых предприятиях Екатеринбургского уезда (а возможно, и на фабрике Чекановых) могло пониматься её разделение не в зависимости от качества (сортности), а от размеров и назначения, а также отбраковка явно испорченных изделий, как это было зафиксировано в те же годы при описании гончарного промысла в соседнем Камышловском уезде [7, с. 107–108].

Клейма, полностью идентичные описанному выше печатному клейму, не были найдены ни в специальной справочной литературе, научных публикациях, ни на сайте Госкаталога музейного фонда РФ – поэтому, вероятнее всего, данное клеймо публикуется впервые (рис. 2–1). В связи с этим есть необходимость его соотнесения с конкретным периодом действия фабрики, которая существовала с 1846 г. вплоть до первых лет советской власти и принадлежала не менее, чем трём поколениям семьи Чекановых [17, с. 390–393]. Помочь в этом может второе (вдавленное в массу) клеймо (рис. 2–2) и декор (рис. 1).

Вдавленное клеймо «Чекановъ.» известно по публикации тарелки с полихромным декором из собрания А. Г. Птицына [12, с. 52–53], а также по описанию в Государственном каталоге овального блюда без декора (длина 36,5 см, ширина 26,5 см, высота 3,7 см.), датированного нач. XX в., из фондов Невьянского государственного историко-архитектурного музея [4, №7072296]. В обоих случаях оно стоит одно, без печатного клейма рядом. Единственный на настоящий момент известный случай, когда данное клеймо проставлено совместно с клеймом печатным – это глубокая тарелка (диаметр 24,6 см, высота 5,7 см) с подглазурным монохромным декором тёмно-красного цвета из частной коллекции. Подглазурное печатное клеймо на ней представляет собой ленту (подкову? арку?), изогнутую дугой, на которой расположена надпись курсивом: «А. К. Чекановъ», а ниже внутри по центру в одну строку: «и сынъ» (рис. 2–3). Шрифт надписи частично схож с шрифтом печатного клейма на тарелке из Каргапольского музея.

Аналогичное клеймо того же цвета имеется на фаянсовой глубокой суповой тарелке (диаметр 25,4 см, высота 4,7 см) из Каменск-Уральского краеведческого музея им. И. Я. Стяжкина. Она отличается от тарелки из частной коллекции не только размерами и формой, но и орнаментом, расположенным по борту и стенке, а также сюжетом рисунка на зеркале. Сходство декора проявляется только в цвете, стилистике и технике. Экспонат датирован концом XIX – нач. XX в. Рядом с печатным стоит и вдавленное в массу клеймо, однако по имеющемуся фото его однозначное прочтение не представляется возможным [4, № 17917829].

Такие же печатные клейма красного и чёрного цвета присутствуют на фрагментах фаянсовой посуды с монохромным декором, найденных в ходе охранных археологических исследований в г. Кирове [5, с. 251; 6, с. 391, 393]. На одном из них имеется розетка, аналогичная имеющейся на зеркале тарелки из Каргапольского музея. На том же фрагменте, кроме клейма «А. К. Чекановъ и сынъ», стоит и вдавленное клеймо, точное прочтение которого по фотографии затруднено [6, с. 393].

Таким образом, печатное клеймо «Ф Чекановыхъ» на тарелке из КРИМ по совокупности данных (частично схожий шрифт монохромных клейм, совместное использование с вдавленным клеймом «Чекановъ.» и аналогичным декором в виде розетки) можно отнести к периоду, хронологически примыкающему ко времени использования клейма «А. К. Чекановъ и сынъ». Нижней границей последнего является 1895 г. [19, с. 284–285], а верхней – 1899 г. (год смерти А. К. Чеканова) [3, оп.1, д.137, л.141об.-142]. Клеймо «Ф Чекановыхъ» могло употребляться в этих временных границах, предшествуя клейму «А. К. Чекановъ и сынъ», или сменив его. Нельзя исключать и того, что оно могло быть введено и использоваться в переходный период после смерти Александра Кирилловича. Так, в деловом справочнике 1900 года издания владельцами предприятия значились наследники А. К. Чеканова [2, стб. 1326], а в другом подобном издании 1901 г. и во все последующие 1900–1910-е гг. – только его сын И. А. Чеканов [21, с. 100]. Следовательно, печатное монохромное клеймо на тарелке из Каргапольского музея можно предварительно датировать периодом не ранее 1895 г. и не позднее 1900 г.

Известно, что тарелка поступила в фонды в Каргапольского музея в 1981 г., когда он работал ещё на общественных началах, и необходимая документация не велась, поэтому не известны ни её прежний владелец, ни время и место приобретения, ни история бытования.

Письменные и археологические источники свидетельствуют о значительной территории сбыта продукции екатеринбургской фабрики Чекановых в середине 1890-х гг. – от г. Нижнего Новгорода на западе до г. Томска на востоке и от Нижнего Приобья на севере до г. Баку на юге [16, оп.12, д.156, л.25об.; 17, с. 392]. Ближайшими к Каргаполью городами, где в ходе археологических исследований были найдены фрагменты посуды Чекановых, являются Екатеринбург, Курган и Челябинск – в то время уездные центры [11, с. 266; 17, с. 391–393; 19, с. 284]. Село Каргапольское, бывшее волостным центром, входило в состав Шадринского уезда Пермской губернии, который граничил с Екатеринбургским той же губернии, Курганским Тобольской губернии и Челябинским Оренбургской губернии.

В последней четверти XIX в. фаянсовая и фарфоровая посуда активно входила в обиход сельских жителей Зауралья. Так, в I пол. 1890-х гг. продукция небольшой фаянсовой мастерской Шабровых, действовавшей в д. Хабаровой Брылинской волости Курганского уезда (ныне территория Каргапольского р-на), развозилась по окрестным «базарам». Причём известно, что с Шабровыми остро конкурировали торговцы аналогичной привозной посуды, в результате чего мастерская не позднее 1894 г. закрылась [18, с. 89–92]. В эти же годы в Курганском уезде на местных торжках и ярмарках торговали и фарфоровой посудой, в частности в д. Меньщиковой, д. Галишевой, с. Чесноковском и с. Барабинском Меньщиковской волости [13, с. 231–233]. В с. Каргапольском в нач. XX в. был свой еженедельный базар по субботам и проводились четыре ежегодные ярмарки, где также могла продаваться и фаянсовая посуда Чекановых: с 6 февраля – Богоявленская семидневная, с 9 мая – Никольская семидневная, с 1 октября – Покровская семидневная, с 6 декабря – Никольская шестидневная [20, с. 29].

Кроме того, в с. Крестовском Шадринского уезда, примерно в 28 вёрстах от с. Каргапольского, ежегодно проходила одна из крупнейших в России ярмарок – Крестовско-Ивановская. В 1887 г. пять производителей из Московской и Пермской губерний привезли на неё фарфоровой и фаянсовой посуды на 43 500 руб. Причём доля фабрики Чекановых составила 9,2 % (4 000 руб.) [8, с. 2]. Ярмарка, являясь по сути одним из центров обмена продовольствия, сырья и полуфабрикатов с юга Западной Сибири и степных областей на промышленные товары из европейской части России, носила прежде всего оптовый характер, поэтому основная часть посуды шла дальше – на восток и юг. Как правило, оптовые сделки на подобных ярмарках заключались в течение первой половины ярмарки, а в случае неудачи нераспроданный товар пытались реализовать розничным покупателям в оставшееся до её закрытия время. Поэтому часть посуды всё же оседала в окрестных волостях и уездах. Так было и в 1887 г., когда «посудники» на ярмарке «торговали посредственно», посуда шла «более в ближайшие окрестности, чем в Сибирь» и продавцы не разъезжались «ввиду ожидания розничного покупателя» [8, с. 2].

Важно иметь представление и о стоимости подобной посуды. По данным 1887–1888 гг., владелец фаянсового заведения Екатеринбургского уезда выручал от продажи 100 тарелок 2 руб., или 2 коп. за шт. [15, с. 153]. Это характеризует данную продукцию как недорогую. Однако стоит учесть, что в источнике, скорее всего, шла речь об отпускной оптовой цене.

Исходя из вышеизложенного, нельзя считать бытование в с. Каргапольском описываемой тарелки экстраординарным явлением. Нет и веских оснований полагать, что она не могла быть приобретена на Крестовско-Ивановской или одной из четырёх местных ярмарок кем-то из жителей оживлённого волостного центра, имевшего в нач. XX в. 318 дворов, две церкви, земские библиотеку и больницу [20, с. 28–29].

Таким образом, исследование тарелки, хранящейся в Каргапольском районном историческом музее (в частности, измерение её основных параметров, сопоставление её элементов с аналогами из частных, музейных и археологических коллекций, а также обращение к синхронным письменным источникам и последним научным публикациям), позволило сделать ряд интересных выводов и наблюдений. Во-первых – констатировать, что цвет клейм на фаянсовых тарелках фабрики Чекановых не коррелирует с их сортностью. Во-вторых – ввести в научный оборот ранее неопубликованное клеймо предприятия и предложить варианты его датировки. В-третьих – обогатить наши представления о торговых связях Зауралья и быте его насельников.

 

Список источников:

1. Богушева, В. И. Организация производства и обслуживания на предприятиях общественного питания: учебник. – Ростов-на-Дону: Феникс, 2008. – 253 с.

2. Вся Россия. Русская книга промышленности, торговли, сельского хозяйства и администрации. Торг.-пром. адрес-календарь Рос. империи. Т. 1. – Санкт-Петербург: Издание А. С. Суворина, 1900. – 226 с.

3. Государственный архив Свердловской области (ГАСО). Ф. 62 (Екатеринбургская городская управа, г. Екатеринбург Пермской губернии (1870–1918)).

4. Государственный каталог музейного фонда РФ. – URL: https://goskatalog.ru/portal/#/ (дата обращения: 14.03.2022).

5. Евшин, А. С. Морфологическое описание археологической коллекции фарфора и фаянса на основе материала охранных работ по улице Герцена, 28 в г. Кирове // Общество. Наука. Инновации (НПК–2019): сб. ст. XIX Всерос. науч.-практ. конф. (1–26 апр. 2019 г.). – Т. 3. – Киров, 2019. – С. 242–254.

6. Евшин, А. С. Морфологическое описание археологической коллекции фарфора и фаянса на основе охранных работ по улице Герцена, 26 в г. Кирове // LII Урало-Поволжская археологическая конференция студентов и молодых учёных (УПАСК, 5–9 февр. 2020 г.): материалы Всерос. науч.-практ. конф. студентов, аспирантов, молодых учёных / ПГНИУ. – Пермь, 2020. – С. 389–393.

7. Краснопёров, Е. И. Кустарная промышленность Пермской губернии на Сибирско-Уральской научно-промышленной выставке в г. Екатеринбурге, в 1887 г. Вып. 3. Уезды Кунгурский, Осинский, Камышловский, Ирбитский, Шадринский, Соликамский и Чердынский. – Пермь: Перм. губ. земство, 1889. – 174 с.

8. Кресты 18 августа // Деловой корреспондент. – 1887. – 23 авг. (№ 126). – С. 2.

9. Кузнецов, Б. А., Кузнецов, А. С. Марочник фарфорозаводчиков братьев Кузнецовых (1810–1940 гг.). – Москва, 2021. – 250 с.

10. Марки российского фарфора и фаянса, 1750–1960 / сост. Т. И. Дулькина. – Москва: Касаткина, 2003. – 430 с.

11. Мокрецова, А. П., Букачева, А. О. Клейма на фарфоровой и фаянсовой посуде из раскопок г. Челябинска по ул. Свободы, 26 // LIII Урало-Поволжская археологическая конференция студентов и молодых ученых (УПАСК, Оренбург, 1–3 февр. 2021 г.): материалы Всерос. (с междунар. участием) конф. / М-во просвещения РФ, Оренбург. гос. пед. ун-т; отв. ред. А. А. Евгеньев. – Оренбург, 2021. – С. 265–269.

12. Насонов, С. М., Пермяков, А. Е. История глиняно-посудного производства Пермяковых в селе Уктус Екатеринбургского уезда Пермской губернии // Среди коллекционеров. – 2013. – № 2 (11). – С. 50–53.

13. Обзор экономического и сельскохозяйственного состояния Курганского округа и г. Кургана Тобольской губернии / сост. Курган. окруж. исправником И. Я. Трофимовым, при полном участии и содействии М. Г. Гусаковского к предстоящей в г. Кургане с.-х. и кустар.-пром. выст. в 1895 г. – Курган : тип. Н. Г. Зикеева, 1895. – 443 с.

14. Ожередов, Ю. И. «Томский» фарфор купцов Баукиных // Сибирское купечество: истоки, деятельность, наследие : материалы 3-й Всерос. науч. конф. (Томск, 21–23 сент. 2018 г.). – Томск, 2019. – С. 196–206.

15. Промыслы Екатеринбургского уезда Пермской губернии / под ред. П. Н. Зверева. – Екатеринбург: Екатеринбург. уезд. земство, 1889. – 454 с.

16. Российский государственный исторический архив (РГИА). Ф. 20 (Департамент торговли и мануфактур Министерства финансов).

17. Сауков, Г. Н. География распространения посуды фабрики Чекановых по письменным и археологическим источникам // Двенадцатые Татищевские чтения: Всерос. науч.-практ. конф. (Екатеринбург, 19–20 нояб. 2019 г.): материалы / М-во культуры Свердлов. обл. [и др.] ; отв. ред. И. В. Побережников. – Екатеринбург: Квадрат, 2020. – С. 390–395.

18. Сауков, Г. Н., Гильдерман, А. В. Фаянсовая мастерская Е. С. Шаброва: опыт верификации нарратива // Земля курганская: прошлое и настоящее: краевед. сб. / Курган. обл. универс. науч. б-ка им. А. К. Югова [и др.] ; ред.: Д. Н. Маслюженко, Н. А. Катайцева. – Курган, 2021. – Вып. 22. – С. 88–95.

19. Сауков, Г. Н., Мергенева, К. Н. Фаянсовая посуда уральских производителей XIX – начала XX века из раскопа городской усадьбы (Курган, ул. Куйбышева, 21): информационные возможности вещественного источника // Роль вещественных источников в информационном обеспечении исторической науки: сб. ст. / авт.-сост. Е. А. Воронцова; отв. ред.: Д. М. Бондаренко, Д. Н. Маслюженко. – Москва, 2020. – С. 273–290.

20. Список населённых мест Пермской губернии: Шадринский уезд. – Пермь: Перм. губ. земство, 1908. – 64 с.

21. Уральский торгово-промышленный адрес-календарь на 1902 год: район: Пермская, Уфимская, Оренбургская и Вятская губернии: год четвертый. – Пермь: Издание А. Л. Вершовой, 1901. – 356 с.

 

Источник: Сауков Г. Н. Тарелка фабрики Чекановых из фондов Каргапольского районного исторического музея: возможности атрибуции и датировки // VII Юговские чтения: материалы Всероссийской научно-практической конференции, 23 марта 2022 г. / отв. ред-ры: Д. Н. Маслюженко, Н. А. Катайцева; Курганская областная универсальная научная библиотека им. А. К. Югова. – Курган: Изд-во Курганского гос. университета, 2022. – С. 162-170.

Скачать статью в PDF

Поделитесь текстом в соцсетях:
Категория: Научные исследования | Просмотров: 23 | Дата: 23.03.2022 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar