Научные исследования

Главная > Публикации > Научные исследования

Фаянсовая мастерская Е. С. Шаброва: опыт верификации нарратива

Г. Н. Сауков,
ФГБОУ ВО «Курганский государственный университет», г. Курган
А. В. Гильдерман,
Уральский федеральный университет имени первого Президента России Б. Н. Ельцина, г. Екатеринбург

Фаянсовое заведение Егора Сергеевича Шаброва, действовавшее в конце XIX в. в д. Хабаровой Брылинской волости Курганского округа, – одно из трёх известных на данный момент подобных предприятий Тобольской губернии, помимо ранее существовавших (в д. Коктюль Ялуторовского округа [17] и в г. Тюмени [16]). Оно является последним по времени возникновения, самым непродолжительно действовавшим, самым небольшим по размеру и объёмам производства. Все имеющиеся о предприятии сведения основаны на семейных воспоминаниях и введены в научный оборот внуком основателя – историком, фольклористом, музееведом, археологом В. П. Бирюковым [2, с. 47-49]. Настоящая статья является результатом попытки проверить имеющуюся информацию, полученную из устных источников, а также по возможности расширить и уточнить её на основе синхронных публикаций и документов, хранящихся в Государственных архивах Пермского края, Курганской и Свердловской областей, гг. Тобольска и Шадринска.

Предыстория открытия фаянсовой мастерской в Курганском округе начинается с работы Е. С. Шаброва – крестьянина с. Колчеданского Камышловского уезда Пермской губернии на фарфорово-фаянсовой фабрике Г. А. Ушкова близ Каменского завода той же волости «не то служащим, не то рабочим» [2, с. 47]. Учитывая, что по семейным преданиям он работал там «до своей женитьбы» [2, с. 47], это могло быть в период не ранее 1856 г. – времени основания фабрики [13, с. 26-27] и не позднее начала 1864 г., когда у Егора Сергеевича и его «законной жены» Елены Абрамовны родился сын Николай [8, оп.1, д.7, л.10об.]. Дата их свадьбы пока неизвестна.

В дальнейшем «уже будучи женатым», Е. С. Шабров «долго странствовал по Сибири и там служил на фарфоровой фабрике Перевалова (около Иркутска), где близко ознакомился с техникой производства» [2, с. 48]. Начало «странствий» следует отнести не ранее, чем к 1865 г., так как он ещё фигурировал в метрической книге Сретенской церкви родного села за этот год – в апреле у Егора Сергеевича родилась дочь Александра [8, оп.1, д.8, л.20об.], а в августе он был воспреемником при крещении ребёнка [8, оп.1, д.8, л.44об.]. Служить на фабрике Переваловых Е. С. Шабров мог начать не ранее, чем в 1869 г., когда она была открыта. Её основатель Даниил Васильевич, а затем и его сын – Иван Данилович – в условиях кадрового голода активно привлекали на своё производство специалистов из других регионов [20, с. 69], поэтому вполне правдоподобно, что Егор Сергеевич, имевший опыт работы на фабрике Г. А. Ушкова, получил на переваловском предприятии должность.

После возвращения на родину и неудачного опыта самостоятельного производства глазурованной гончарной посуды из красной глины Шабров на непродолжительное время отправил своего старшего сына Сергея в г. Екатеринбург «рабочим на посудный завод Шурова» для усвоения приёмов обжига. В результате дело наладилось, и Е. С. Шабров, решив перейти к изготовлению фаянсовой посуды, из-за нехватки топлива для её обжига в начале 1890-х гг. перенёс производство из с. Колчеданского Камышловского уезда Пермской губернии в д. Хабарову Брылинской волости Курганского округа Тобольской губернии [2, с. 48-49]. А. Ф. Шуров получил под своё управление фаянсовую фабрику тестя С. П. Афонина не ранее 1879 г. и не позднее 1884 г. [12, с. 398], таким образом С. Е. Шабров мог осваивать секреты мастерства на его предприятии в период между 1879–1884 и началом 1890-х гг.

Организованное в д. Хабаровой в начале 1890-х гг. предприятие уже в середине 1890-х гг. прекратило своё существование. Оно, несмотря на «сравнительно высокое качество» и «дешевизну» продукции, не выдержало конкуренции с местными продавцами привозной посуды [2, с. 48-49]. В «Ведомостях о фабриках и заводах по Тобольской губернии за 1895 г.» нет упоминания о фаянсовом или гончарном заведении в д. Хабаровой. Впрочем, информация о нём могла не попасть туда в связи небольшой производительностью, так как в них вносились данные о предприятиях «с производством на сумму от 1 000 рублей и свыше» [3 оп.1, д.357, л.73]. Мастерская с двумя рабочими (Е. С. Шабров и старший сын Сергей) и одним человеком, отвечавшим за сбыт готовой продукции (младший сын Егор), производившая дешевую полуфаянсовую и/или фаянсовую посуду, вполне могла не войти в эту категорию. Однако и по информации волостного правления, предоставленной в январе–марте 1895 г. для подробного «Обзора экономического и сельскохозяйственного состояния Курганского округа и г. Кургана Тобольской губернии» к предстоявшей в том же году в г. Кургане Сельско-хозяйственной и кустарно-промышленной выставке, в д. Хабаровой не было зафиксировано какого бы то ни было керамического производства – «жители исключительно хлебопашцы: 9 человек кустарей выделывающих из соснового леса кадушки и шайки» [14, с. 4]. Нет информации о производстве фаянсовой или гончарной посуды в ней и в «Опыте обзора крестьянских промыслов Тобольской губернии», составленном Н. Л. Скалозубовым к той же выставке на основании сведений, относящихся к 1894 г. [19].

Также не удалось подтвердить факт проживания Шабровых в д. Хабаровой, все православные жители которой относились к приходу Брылинской церкви, располагавшейся в четырёх верстах от неё [14, с. 4] – в метрических книгах Вознесенской церкви с. Брылинского за 1889–1891 гг. и за 1894 гг. нет упоминаний о них [6, оп.3, дд.99, 216, 290, 584]. К сожалению, метрические книги за 1892 и 1893 гг. найти пока не удалось. Не зафиксировала их присутствие в д. Хабаровой и Первая Всеобщая перепись населения Российской империи 1897 г. [3, оп.2, д.1463]. Таким образом, по совокупности данных можно предположить, что фаянсовая мастерская Е. С. Шаброва прекратила своё существование не позднее 1894 г.

По сведениям В. П. Бирюкова, после закрытия фаянсового заведения в д. Хабаровой «большая часть её оборудования была перевезена опять в с. Колчедан», где уже старший сын – Сергей Егорович Шабров – вновь открыл мастерскую по изготовлению гончарной посуды из красной глины, которая ещё существовала на момент публикации статьи – 1930 г. [2, с. 49]. Однако, согласно справочнику «Мелкие промышленные заведения Пермской губернии», в 1905 г. его предприятие находилось в с. Катайском одноимённой волости Камышловского уезда и при двух рабочих действовало 10 месяцев в году [11, с. 192]. Пребывание в нём Сергея Егоровича и его жены Елизаветы Петровны подтверждается и упоминанием их в метрической книге Богоявленской церкви с. Катайского за этот же год – в феврале у супругов родился сын Николай [4, оп.1, д.67, л.205об], а в августе Елизавета Петровна выступала в роли воспреемницы при крещении младенца [4, оп.1, д.67, л.225]. При этом в книгах той же церкви – как за более ранние (1903, 1904) так и за последующие (1906–1912) годы – они не фигурируют [4, оп.1, д.67]. Нет упоминаний о Шабровых и в метрических книгах Троицкой церкви того же села за 1901–1908 гг. [5, оп.1, д.8-14]. Вероятно, их жизнь в с. Катайском была коротким и незначительным эпизодом, не оставшимся в семейной памяти.

Таким образом, синхронные письменные источники позволяют уточнить хронологию событий и некоторые другие детали, относящиеся к истории семьи Шабровых и их посудных заведений. Тем не менее в отношении фаянсовой мастерской в д. Хабаровой они пока не дали никаких новых данных, кроме уточнения возможной верхней границы её существования, которое само по себе ещё не является документально подтверждённым фактом, как и проживание там Шабровых.

Возможно, дальнейший поиск и изучение документов смогут пролить свет на некоторые моменты, однако, скорее всего, наибольшие результаты теперь могут дать археологические источники (причём не только случайные находки, но и плановое археологическое исследование предполагаемого места расположения фаянсового предприятия). Первым подобным опытом в Зауралье – и, возможно одним из первых в России – является обследование и сбор подъёмного материала В. П. Бирюковым на территории бывшей фабрики купцов Фетисовых в г. Шадринске, в том числе в «осыпях крутого в одном месте берега реки» [2, с. 43]. То, что это был не просто случайный сбор находок с поверхности, но целенаправленное исследование участка с частичным вскрытием культурного слоя, можно заключить не только из статьи археолога, но и из записей в дневниках его практикантов за сентябрь 1926 г.: «Владимир Павлович советует собраться на раскопки к казармам, на место бывшей фабрики Фетисова» [1, с. 15]. Полномасштабных раскопок в итоге проведено не было, но В. П. Бирюков осознавал их значение для изучения «техники производства»: «путём раскопок на месте фабрики этот вопрос можно до некоторой степени осветить, как равно получить разрешение и др. подобных вопросов» [2, с. 44].

Подобные исследования целенаправленно проводились и в других регионах – например, в 1980-х гг. А. Е. Кравцовым, а затем А. Г. Векслером в знаменитом керамическом центре – с. Гжель Московской обл. [15, с. 476–478]. Имеются и свежие примеры – так, кировские археологи осенью 2020 г. провели археологическую разведку по Открытому листу Ю. О. Снигирёва на предполагаемом месте расположения фаянсового завода Казариновых в районе д. Дресва Оричевского р-на Кировской обл., что позволило не только точно локализовать его, но и дополнить данные письменных источников о технологии производства и ассортименте продукции [9].

В связи со скудостью информации по истории фаянсовой мастерской Шабровых в архивных документах было бы полезно продолжить традиции по археологическому изучению фаянсового производства, заложенные в нашем регионе ещё В. П. Бирюковым, и провести археологическую разведку на месте бывшей д. Хабаровой. В противном случае остаётся надеяться на случайные находки археологических разведок, этнографических экспедиций и краеведов на территории Курганской области. Прежде всего в современных Каргапольском и Белозерском районах, так как известно, что второй сын Е. С. Шаброва – Егор – развозил «готовую посуду по базарам» (т. е., вероятно, по ближайшим сельским ярмаркам и торжкам) [2, с. 48]. Можно предположить, что посуду он доставлял в первую очередь в ближайшее с. Брылино, где с 1 по 8 ноября проводилась Михайловская ярмарка, два двухдневных торжка (первый – во имя Воскресения Лазаря, второй – во имя Вознесения Господня), один трёхдневный торжок во имя Преображения Господня (с 5 по 8 августа) и ежедневно по четвергам – сельские торжки, общий оборот которых доходил до 17 000 руб. [14, с. 1].

Наиболее надёжным атрибутивным признаком посуды Е. С. Шаброва или её фрагментов будет клеймо, которое ставилось на дно снаружи: «Шаброва», «очень напоминавшее такое же клеймо “Ушкова”» [2, с. 48]. Известны три клейма фабрики Г. А. Ушкова [18, с. 9]. Первое – надглазурное с буквой «Ф», ниже по центру: «УШКОВА», всё в стилизованном растительном обрамлении. Второе – подглазурное с буквами «Г. А.», ниже по центру: «УШКОВА». Третье – вдавленное в массу с буквой «Ф», ниже по центру: «УШКОВА». Трудно однозначно сказать, какое именно клеймо имеется в виду, – но поскольку оно набиралось «из типографских знаков» [2, с. 48], вероятно, речь идёт о последнем – вдавленном в массу – клейме (рис. 1). Для атрибуции важной является информация и об ассортименте продукции: «тарелки, чашки, кружки для квасу с крышками», а также декоре: «посуда снабжалась рисованными немногочисленными красками орнаментом в виде полосок (напр., вокруг всей кружки для квасу), листьев и пр.» [2, с. 48].

Клеймо фаянсовой фабрики Г. А. Ушкова

Рис. 1. Вдавленное в массу клеймо фабрики Г. А. Ушкова. МБУ «Шадринский краеведческий музей им. В. П. Бирюкова».

Для технологического анализа и возможного применения естественно-научных методов при атрибуции и датировании могут иметь значение данные о сырье и месте его добычи. По информации, полученной В. П. Бирюковым, «глина возилась из-под Каменского завода из того же самого места, где брал её и Ушков» [2, с. 48]. По воспоминаниям К. А. Ушкова (внука фабриканта), глину для изделий добывали на противоположном от фабрики берегу реки – «в горе» [2, с. 46]. Сама же фабрика находилась в 2,5 – 3 км от Каменского завода на левом берегу р. Исети ниже впадения в неё р. Каменки [2, с. 45]. При этом, «по словам Е. Е. Шаброва, каменская глина вполне подходит для фарфора, т. к. содержала в себе примесь мелкого прозрачного кварца» [2, с. 48]. Однако достоверно известно, что каолиновая глина, употреблявшаяся на ушковской фабрике для производства фарфора, добывалась «по реке Синаре в 20 верстах от завода» [13, с. 26], «на правой стороне выше деревни Акуловой в 1½ верстах» [7, оп.4, д.207, л.1]. Следует упомянуть, что по поводу качества этой глины критически отозвался современник – А. Исаев, признав её «несравненно ниже глуховской» (из Черниговской губернии) и отметив, что «приготовленная из неё посуда имеет желтоватый цвет и по белизне никак не может быть сравниваема с гжельской» [10, с. 181]. Гораздо ближе, на той же левой стороне р. Исети, на котором стояла фабрика Г. А. Ушкова, располагался другой арендуемый им прииск белой глины: «по правую сторону Исетского тракта, идущего из Каменского завода в город Шадринск, от Каменского завода на 5-й версте, в урочище Собачий Бор» [7, оп.5, д.707, л.1] (рис. 2).

План прииска белой глины в Каменской горнозаводской даче Г. А. Ушкова

Рис. 2. «План прииску белой глины, находящемуся в Каменской горнозаводской даче, по правую сторону Исетского тракта, идущего из Каменского завода в город Шадринск, от Каменского завода на 5-й версте, в Урочище Собачий Бор, бывшему в арендном содержании у шадринского купца Гаврила Арефьева Ушкова. Изъяснение: 1. Прииск белой глины и выработка железной руды, в настоящее время не разрабатывается, а заваливается упалым скотом жителей Каменского завода; 2. Раскопы песка для поправки дороги; 3. Лог с болотом; 4. Исетская трактовая дорога из Каменского завода в город Шадринск; 5. Верстовой столб, показывающий от Каменского завода 4 версты; 6. Пашня; 7. Молодой сосновый лес; 8. Река Исеть; 9. Деревня Байнова». – ГАПК, ф.279, оп.5, д.707, л.1.

Трудно с полной уверенностью сказать, откуда именно поступало сырьё для мастерской Е. С. Шаброва, но если исходить из его близости к Каменскому заводу и из того, что В. П. Бирюков и его информанты (К. А. Ушков и Е. Е. Шабров) не упоминают о глине с р. Синары, это, вероятнее всего, мог быть один из двух вышеупомянутых приисков на р. Исети. Поскольку располагались они недалеко друг от друга, их глина должна иметь схожий состав.

Подводя итог, приходится констатировать, что несмотря на уточнение и дополнение информации, относящейся к истории семейного дела Шабровых, документально подтвердить факт существования фаянсовой мастерской в д. Хабаровой Брылинской волости Курганского округа Тобольской губернии или хотя бы их проживание в ней пока не удалось. В связи с коротким временем существования и незначительными размерами предприятия вероятность обнаружения подобных данных в письменных источниках крайне мала. Поэтому решения этого вопроса прежде всего следует ожидать от археологических изысканий. Хотя, безусловно, необходимо продолжать и архивные исследования.

Список источников и литературы:

1. Беспокойная Е. В. Истоки института практикантов в Шадринском научном хранилище / Е. В. Беспокойная // XVII Зыряновские чтения: материалы Всероссийской научной конференции (Курган, 5–6 декабря 2019 г.). – Курган: Изд-во Курганского гос. ун-та, 2019. – С. 13–16.

2. Бирюков В. П. Из истории фарфорово-фаянсового дела в Приисетьи / В. П. Бирюков // Исетско-Пышминский край: сборник краеведческих статей. – Шадринск, 1930. – Вып. 1. – С. 41–49.

3. Государственный архив в г. Тобольске (далее – ГА в г. Тобольске). Ф. И 417 – Губернский статистический комитет, г. Тобольск Тобольской губернии (1835–1919 гг.).

4. Государственный архив в г. Шадринске (далее – ГА в г. Шадринске). Ф. 328 – Богоявленская церковь в с. Катайском Камышловского уезда Екатеринбургской губернии.

5. ГА в г. Шадринске. Ф. 423 – Троицкая церковь в с. Катайском Камышловского уезда Екатеринбургской губернии.

6. ГАКО. Ф. 235 – Тобольская духовная консистория.

7. Государственный архив Пермского края. Ф. 279 – Коллекция планов, карт и чертежей Пермской губернской чертежной межевой комиссии и Пермского земельно-устроительного отряда.

8. Государственный архив Свердловской области. Ф. 301 – Сретенская церковь в с. Колчеданском Камышловского уезда Пермской губернии (1825–1918).

9. Евшин А. С. Фаянсовый завод А. И. и М. А. Казариновых на основе письменных и археологических данных (1870–1882 гг.) / А. С. Евшин // LIII Урало-Поволжская археологическая конференция студентов и молодых учёных (УПАСК, Оренбург, 1–3 февр. 2021 г.): материалы Всероссийской (с международным участием) конференции / отв. ред. А. А. Евгеньев. – Оренбург: Изд-во ОГПУ, 2021. – С. 250–252.

10. Исаев А. Промыслы Московской губернии / А. Исаев. – Москва: Московская губернская земская управа, 1876. – Т. II. – 200, IV с.

11. Мелкие промышленные заведения Пермской губернии. – Пермь: Электро-типография Губернского земства, 1908. – XVC, 236 с.

12. Мергенева К. Н. Неатрибутированные клейма фарфоровых и фаянсовых заводов из раскопа городских усадеб на ул. Куйбышева, 21–23 г. Кургана: вопросы интерпретации и датировки / К. Н. Мергенева, Г. Н. Сауков // LII Урало-Поволжская археологическая конференция студентов и молодых учёных (УПАСК, 5–9 февраля 2020 г.): материалы Всероссийской научно-практической конференции студентов, аспирантов, молодых учёных. – Пермь: ПГНИУ, 2020. – С. 397–400.

13. Нетцель А. Очерки Гжели / А. Нетцель // Сборник материалов для изучения Москвы и Московской губернии, издаваемый Московским губернским статистическим комитетом / под ред. Н. Бочарова. – Москва: Губернская типография. 1864. – Вып. 1. – С. 1–84.

14. Обзор экономического и сельскохозяйственного состояния Курганского округа и г. Кургана Тобольской губернии / сост. Курганским окружным исправником И. Я. Трофимовым, при полном участии и содействии М. Г. Гусаковского к предстоящей в г. Кургане Сельско-хозяйственной и кустарно-промышленной выставке в 1895 г. – Курган: тип. Н. Г. Зикеева, 1895. – II, 443 с.

15. Полюлях А. А. Археологические исследования в селе Гжель: характер и особенности культурного слоя и состава керамического комплекса. Белоглиняные горшки / А. А. Полюлях // Археология Подмосковья: материалы научного семинара. – Москва, 2016. – Вып. 12. – С. 476–546.

16. Сауков Г. Н. История тюменской фаянсовой фабрики: постановка проблемы / Г. Н. Сауков // Земля Курганская: прошлое и настоящее : краеведческий сборник / Курганская областная универсальная научная библиотека им. А. К. Югова; сост.: Д. Н. Маслюженко, Н. А. Катайцева. – Курган, 2019. – Вып. 21: Материалы межрегиональной научно-практической конференции «XIII областной День краеведа», 24 апреля 2019 г. – С. 90–93.

17. Сауков Г. Н. Коктюльский фаянсовый завод / Г. Н. Сауков // XVII Зыряновские чтения : материалы Всероссийской научной конференции (Курган, 5–6 декабря 2019 г.). – Курган: Изд-во Курганского гос. ун-та, 2019. – C. 40–42.

18. Серебренников Н. Н. Уральский фарфор и фаянс XIX в. / Н. Н. Серебренников. – Пермь: Пермский государственный областной музей, 1926. – 27 с.

19. Скалозубов Н. Л. Опыт обзора крестьянских промыслов Тобольской губернии / Н. Л. Скалозубов. – Тобольск: тип. Епарх. братства, 1895. – 106 с.

20. Ухтомский Э. Э. Путешествие государя императора Николая II на Восток (в 1890–1891) / Э. Э. Ухтомский. – Санкт-Петербург; Лейпциг: Ф. А. Брокгауз, 1897. – Т. 3. – LXIX, 160, 225 с.

Источник: Сауков Г. Н., Гильдерман А. В. Фаянсовая мастерская Е. С. Шаброва: опыт верификации нарратива // Земля курганская: прошлое и настоящее: краеведческий сборник. Выпуск 22. Материалы межрегиональной научно-практической конференции XIV областной День краеведа, 28 апреля 2021 г. / Курганская областная универсальная научная библиотека им. А. К. Югова и др.; редакторы: Д. Н. Маслюженко, Н. А. Катайцева. – Курган, 2021. – С. 88-95.

Скачать статью в PDF

Поделитесь текстом в соцсетях:
Категория: Научные исследования | Просмотров: 39 | Дата: 28.04.2021 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar