Научные исследования

Главная > Публикации > Научные исследования

К вопросу интерпретации стеклянных кувшинов из раскопок памятника «Культурный слой города Кургана»

А. В. Гильдерман, ЦИКИ «Астра»,
г. Екатеринбург;
И. К. Новиков, Г. Н. Сауков,
ФГБОУ ВО «Курганский государственный университет»,
г. Курган

В ходе многолетнего исследования археологического памятника «Культурный слой города Кургана», выделенного в 2005 г. в исторической части города, в разное время были найдены фрагменты стеклянных кувшинов, имеющих схожие декоративные, морфологические и технологические особенности. Определённая специфичность находок и неоднократность их обнаружения поставили вопрос о необходимости их интерпретации. Настоящая статья является попыткой атрибутировать и датировать данную категорию находок.

Первая находка была сделана весной 2013 г. при проведении раскопок дворовой части бывшей купеческой усадьбы Даниловых-Шишкиных-Смолиных по адресу: ул. Пролетарская, 11 (ранее пер. Шишкинский) [12, с. 145]. Были найдены фрагменты горла, верхней части тулова и придонной части, а также ручки, по которым удалось реконструировать целый кувшин.

Стекло светло-зелёного цвета, полупрозрачное, в стекле фиксируются пузырьки воздуха (рисунок 1, 1). Венчик округлой формы, край венчика выпуклый, слегка расширяется к устью, данное расширение носит технологический характер и сформировано загибом стеклянной массы при производстве. Фрагменты венчика не совпадают по изгибу, что может свидетельствовать об асимметрии устья. Толщина стенки горлышка – 0,2–0,3 см, предполагаемый диаметр венчика – 10 см, высота шейки – 9 см. За основание шейки принято место, где начинается расширение тулова. По основанию шейки проходит декоративный элемент в виде стеклянной нити диаметром от 0,2 до 0,4 см. Место спайки двух концов нити отмечено круглым расширением. Горлышко декорировано восемью горизонтальными прямыми линиями. Дно вогнутое, сферическое, круглой формы, толщина дна 0,4–0,9 см, в центре технологический элемент. Стенка украшена фигурными вертикальными выступами (предположительно 24 шт.), создающими рельеф и внутри, и снаружи. К основанию шейки рельеф становится еле заметным. Реконструируемый диаметр дна – 11 см, при этом тулово раздуто, реконструированный диаметр наибольшего расширения тулова – 15–16 см. Техника изготовления – выдувание. Реконструируемая высота кувшина – 32 см. На последнем этапе изготовления к горловине и верхней части тулова была приделана ручка. Ручка рельефная, располагалась по вертикали оси сосуда, на верхнем изгибе имеется выступ для пальца. Выступ сформирован вытягиванием, отчего остались характерные уплощения с обеих сторон. Выступ развернут под углом 45 градусов по отношению к оси ручки, что делает его удобным для закладывания большого пальца левой руки. Сама ручка состоит из трёх гладких прутов, которые идут от основания шейки (отмечено стеклянной нитью) вверх, потом загибается и идёт вниз до верхней части тулова. С внутренней стороны шейки, в месте соприкосновения с ручкой, фиксируется след от тонкого шпателя с овальным концом, которым прижимали место присоединения ручки и оставили углубление. Также характерным можно назвать загиб нижней части ручки в месте крепления к верхней части тулова. Несмотря на то, что в ранних публикациях сосуд был атрибутирован как «пивная кружка» [33, с. 33] и как «графин» [12, с. 157], вышеприведённое описание морфологии всё же позволяет определить его как кувшин.

В 2013 г. с первого взгляда сложилось ощущение, что данные находки (в сравнении с остальным стеклом из раскопа) побывали в пожаре и оплавились. C момента первой реконструкции было отмечено плохое качество изготовления кувшинов, большая разница в толщине стенок, асимметрия, небрежность декорирования, нескрываемые технические элементы и т. д.

Наиболее узнаваемыми частями остаются шейка с рельефом в виде линий или припаянными стеклянными нитями и рельефная ручка с характерным выступом сверху и загибом снизу. Оставаясь малочисленными, подобные находки в разной степени сохранности были зафиксированы на 5 раскопах из 14 (на 2022 г.) в разных частях города. Всего было зафиксировано около 20 кувшинов. Проблемой остаётся соотнесение разных частей кувшинов из-за их сильной фрагментированности и схожести технологических приёмов. Обычно кувшин выделяется по шейке и её декору, фрагменты дна соотнесены в единичных случаях. Приведём описание некоторых из них.

В том же раскопе был обнаружен фрагмент горла светло-зелёного цвета из прозрачного стекла. Край венчика выпуклый, декорированный восемью горизонтальными линиями.

В 2014 г. на раскопе по адресу: Куйбышева, 27 был обнаружен один край венчика с утолщением, декорированный шестью горизонтальными линиями.

Стеклянные кувшины из раскопок «Культурного слоя города Кургана»1 – раскоп 2013 г. по адресу: ул. Пролетарская, 11; 2 – раскоп 2019 г. по адресу: ул. Куйбышева, 135

Стеклянные кувшины из раскопок «Культурного слоя города Кургана»

 

Фрагменты не менее чем от семи кувшинов, разных по качеству исполнения, были найдены в 2014 г. в результате раскопок на ул. Советской, 148 – на месте бывшей усадьбы купца П. И. Ноева [33, с. 33].

Фрагмент шейки и верхней части тулова с верхней частью ручки светло-зелёного цвета, стекло непрозрачное. Под ручкой была навита стеклянная нить, от которой, как и в вышеописанном кувшине, начинается расширение тулова.

Фрагмент верхней части ручки (рисунок 2,1) зелёного цвета, стекло полупрозрачное, на изгибе имеется выступ под левую руку.

Фрагмент горла светло-зелёного цвета, стекло непрозрачное, округлой формы, край венчика выпуклый, вертикальный. Венчик декорирован пятью непараллельными линиями в горизонтальной плоскости.

Фрагмент венчика светло-зелёного цвета, стекло непрозрачное, округлой формы, край венчика выпуклый, вертикальный. Горло декорировано девятью горизонтальными (непараллельными) линиями.

Фрагмент нижней части ручки и шейки голубого оттенка, стекло непрозрачное, имеется характерный загиб (рисунок 2, 5). По шейке навиты горизонтальные линии из стеклянной нити, диаметр нити – 0,1 см (фиксируется 7 рядов), по основанию шейки проходит толстая стеклянная нить толщиной до 0,4 см (рисунок 2, 3).

Фрагмент шейки (рисунок 2, 6) светло-зелёного цвета, стекло непрозрачное, венчик декорирован семью непараллельными линиями в горизонтальной плоскости (рисунок 2, 2).

Фрагмент основания шейки (рисунок 2, 8) и верхней части тулова из прозрачного голубоватого стекла, декорирован тремя горизонтальными навитыми стеклянными нитями. К этому же кувшину отнесён фрагмент нижней части ручки с характерным загибом (рисунок 2, 9).

В 2016 г. при археологических раскопках на ул. Куйбышева, 21-23 были обнаружены фрагменты горла, верхней части тулова и низ ручки, предположительно от одного кувшина зелёного цвета из прозрачного стекла, край венчика с утолщением, декорирован восемью горизонтальными линиями, верх тулова с навитой стеклянной нитью, характерная ручка с нижним загибом.

Фрагменты cтеклянных кувшинов из раскопок Культурного слоя города Кургана

1, 2, 3, 4, 5, 6, 8, 9 – раскоп 2014 г. на углу ул. Советская – Пичугина; 7 – раскоп 2016 г. по адресу ул. Куйбышева, 21–23

Рисунок 2 – Стеклянные кувшины из раскопок «Культурного слоя города Кургана»

 

В 2019 г. на раскопках по адресу: ул. Куйбышева, 135 были обнаружены фрагменты предположительно от четырёх кувшинов.

Целая верхняя часть кувшина до наибольшего расширения тулова темно-зелёного цвета, стекло полупрозрачное, округлой формы, край венчика выпуклый, декорирован восемью горизонтальными прямыми линиями. Ручка рельефная в сечении, в верхней части ручки выступ для пальца, выступ повёрнут под углом по отношению к оси ручки (рисунок 1, 2). Снизу ручка имеет характерный загиб. По основанию горлышка навита стеклянная нить, которая не стыкуется, а продолжает идти на другом уровне. На сегодняшний день это самый целый образец верхней части стеклянного кувшина из раскопок «Культурного слоя города Кургана», однако нижняя часть полностью утрачена.

Фрагмент дна кувшина с характерным рельефом. Дно слабо вогнутое.

Край венчика с утолщением, декорирован шестью горизонтальными линиями.

Фрагмент горлышка с переходом на верхнюю часть тулова, сохранившаяся часть горлышка декорирована четырьмя горизонтальными линиями [1, с. 124, 155].

Фрагменты реконструированного кувшина с раскопа по ул. Пролетарской, 11, как и основная масса предметов представительной коллекции стеклянной посуды, были найдены при исследовании третьего строительного горизонта усадьбы и разборе пола деревянного сооружения. Данный горизонт был соотнесён с Ф. В. Шишкиным, купившим усадьбу в 1859 г. у своей супруги, а также с их зятем – Д. И. Смолиным, ставшим в 1881 г. правопреемником после смерти тестя. Оба, помимо прочего, занимались производством и торговлей алкогольными напитками. Информация о наличии на усадьбе в 1886 г. деревянного одноэтажного дома на каменном фундаменте, водочного завода, флигеля в улицу, оптового каменного склада и деревянного магазина в трёх отделениях позволила сделать предположение, что обнаруженное сооружение являлось частью последнего. На это же указывает большое разнообразие видов бутылок от алкогольной и безалкогольной продукции местного и не только производства (в том числе зарубежного). Коллекция была датирована концом 1870-х – началом 1890-х гг. [12, с. 146–157].

Изображение кувшина, очень похожего на найденные, было обнаружено в альбоме акварельных рисунков историко-этнографического содержания «От Тобольска до Обдорска» тобольского художника, уроженца г. Кургана М. С. Знаменского (1833–1892 гг.). На рисунке под названием «Внутренний вид станции» (почтовой) на переднем плане изображён стол, на котором кроме прочего стоит кувшин из зеленоватого прозрачного стекла с характерными ручкой и горлом. Альбом на сайте Госкаталога музейного фонда РФ датирован 1880–1891 гг. [10, № 32813895]. Возможно, нижняя граница обусловлена тем, что автор в эти годы собрал свои разрозненные северные рисунки в альбом, посвящённый 300-летию присоединения Сибири к России, которое праздновалось в октябре 1881 г., а также в альбом «От Тобольска до Обдорска» [28, с. 77]. Верхняя дата, вероятнее всего, связана с информацией о том, что последний альбом был показан губернатором В. А. Тройницким наследнику престола Н. А. Романову во время его проезда через г. Тобольск в июле 1891 г. [17, с. 206–207]. Однако известно, что многие наброски и законченные рисунки, позднее вошедшие в названные альбомы, были созданы художником ещё в 1860-х гг. во время экспедиций на север Тобольской губернии [28, с. 77]. Таким образом, рисунок или эскиз с кувшином можно датировать периодом не ранее 1863 г. (первое участие М. С. Знаменского в экспедиции на север) и не позднее 1891 г. (показ готового альбома цесаревичу Николаю Александровичу).

Судя по изображённому на рисунке интерьеру добротной деревянной избы печью, окнами и различными атрибутами быта русского дома, а также по внешнему виду хозяйки [10, № 32813895], можно с большой долей вероятности предположить, что это одна из почтовых станций Тобольского округа. В пользу этого свидетельствует описание К. М. Голодниковым своего путешествия в статье 1881 г. с аналогичным названием – «От Тобольска до Обдорска»: «…почтовые станционные дома в Тобольском округе сносны <…> и я самодовольно благодушествовал, пока дорога лежала татарскими юртами да крестьянскими селениями; но лишь возок мой ввалился в Берёзовский округ – путевая обстановка резко изменилась. Станции, содержимые остяками, состоят из чумов; на одних из них нет окон, на других нет печей, а на некоторых так и не оказалось ни окон, ни печей. Роскошь эту заменяют здесь небольшие прорубы в стене, приблизительно в квадратную четверть и нечто похожее на камин, но увы! плохо освещающий и ещё хуже того согревающий» [8, с. 6].

По совокупности археологических и визуальных источников бытование описываемых кувшинов можно датировать 1860–1890-ми гг. в Курганском и Тобольском округах. Следовательно, возможных производителей данной продукции следует искать среди заводов, действовавших в это, а также чуть более раннее время, и прежде всего – в указанных и близлежащих округах.

Вероятно, самое раннее упоминание о производстве кувшинов в Курганском округе Тобольской губернии относится к фабрике, основанной в 1815 г. братьями Семёном и Павлом Москвиными на р. Нияп (Мияп) в Чимеевской волости. В XIX в. она специализировалась на изготовлении посуды из зелёного стекла, в XX в. – из полубелого [7, с. 33–35]. За некоторые годы есть данные о количестве изготовленных кувшинов: 1819 г. – 400 шт., 1823 г. – 5 000 шт., 1825 г. – 3 000 шт.,

1826 г. – 4 000 шт., в 1854 г. – 8 000 шт. [7, с. 33–34; 20, оп. 2, д. 393, л. 206]. 1854 г. – не только пик их производства, но и последнее известное упоминание данной категории продукции в ассортименте предприятия.

В 1819 г. вся посуда была продана в г. Кургане и округе на торжках и ярмарках. В 1825 и 1826 гг. изделия продавались в г. Кургане Тобольской губ. и г. Шадринске соседней Пермской губ., а также в их уездах на местных торжках и ярмарках. В 1854 г. продукция сбывались «преимущественно на существующих ярмарках и торжках по разным местам» [7, с. 33–34].

Также на р. Нияп (Ниап) в Курганском округе, но в трёх верстах от с. Боровлянского, изготавливали кувшины на заводе купца А. И. Палаумова, начавшем выпускать продукцию с 1835 г. [32, с. 105–106]. Вскоре он вышел на первое место по размерам производства среди стекольных предприятий Западной Сибири [14, с. 108]. Мастером художественных изделий на заводе был Пётр Науменко-Параженко. Он занимался изготовлением кувшинов, графинов, пепельниц, корзинок, подсвечников, бус, на которые имелся большой спрос среди купцов и чиновников Кургана, Тюмени, Шадринска, Ялуторовска. Скончался мастер в 1847 г. [11, с. 182]. Неизвестно, был ли он единственным подобным специалистом и продолжилось ли изготовление художественных изделий после его смерти, но согласно ведомости, за 1854 г. к этому времени произошло значительное сокращение ассортимента изделий. Теперь на фабрике производилось «от одной печи оконичное листовое стекло», которое сбывалось «преимущественно в Томской губернии» [9, оп. 41, д. 303, л. 225 об.–226].

В 1870 г. И. А. Палаумов, сын умершего к тому времени основателя Боровлянского стеклозавода, продал его курганским купцам Д. И. и И. И. Меньшиковым. Братья перенесли завод на новое место, и в 1873 г. он дал первую продукцию [32, с. 106]. Уже к 1876 г. завод Меньшиковых выделялся по объёму производства среди стекольных заводов Тобольской губ. [29, с. 2]. Здесь применялась варка цветного стекла (в том числе тёмно-зелёного), т. к. изделия из него – кувшины, графины, чашки, блюдца, рюмки и бокалы – пользовались большим спросом. Завод под управлением Меньшиковых работал до лета 1919 г., когда они были вынуждены покинуть его в связи с приближением Красной армии, после чего предприятие перешло в собственность государства [32, с. 106].

И. Н. Юшков в статье 1876 г. писал, что в это время на заводах Тобольской губ. выделывалось большей частью листовое стекло, на предприятии Меньшиковых посуда изготавливалась только по заказу, преимущественно же она производилась на заводах Брылинской волости Курганского округа на сумму от 500 до 1 000 руб. на каждом [29, с. 2]. В каталоге Сельскохозяйственной и кустарно-промышленной выставки, проходившей в г. Кургане в 1895 г., упомянуты два производителя из этой волости, в ассортименте которых, помимо прочей посуды из зелёного стекла, присутствовали и кувшины. Первый – крестьянин с. Могильного И. В. Бархатов, представивший на выставку, кроме разной посуды, и два кувшина. Его завод был открыт не ранее 1877 г. и не позднее 1887 г., а прекратил существование предположительно на рубеже XIX и XX вв. [5, с. 495–496]. Второй экспонент – крестьянин с. Чинеевского (Чимеевского) Ф. Я. Благинин, представивший кувшин с одной ручкой (3 шт.), два кувшина с двумя ручками и др. посуду [13, с. 2]. Даты открытия и закрытия завода неизвестны, но последнее произошло не ранее 1910-х гг., т. к. завод упоминается в издании «Фабрично-Заводские предприятия Российской империи» за 1914 г. [27, № 1517]. Посуда обоих в отчёте о выставке получила положительный отзыв за «добротность» и «дешевизну» [5, с. 495–496].

Нельзя исключать происхождение курганских находок из других округов Тобольской губ., тем более, что М. С. Знаменский зафиксировал бытование кувшина вероятнее всего в Тобольском округе. В с. Верхние Аремзяны в окрестностях г. Тобольска, по крайней мере, в 1837 г. кроме прочей посуды из зелёного стекла производили и кувшины. Сбыт производился в города Екатеринбург, Каинск, Омск, Сарапул, Семипалатинск, Тару, Тобольск, Тюкалинск, Усть-Каменогорск, часть изделий продавалась на одной из крупнейших ярмарок России – Ирбитской. [6, с. 28–29]. Кроме того, известно, что И. П. Менделеев после удачно проведённой в 1838 г. операции на зрение, помогал своей жене – М. Д. Менделеевой, управлявшей в те годы фабрикой, – продавать готовую продукцию. С этой целью он посещал, помимо гг. Екатеринбурга, Ирбита, Ишима, Омска, также и г. Курган [2, с. 36]. Фабрика прекратила существование в связи с пожаром в июне 1848 г. [6, с. 29].

В соседнем с Тобольским и Курганским округами Ялуторовском кувшины выпускал Петровский стеклоделательный завод братьев Злоказовых, расположенный в д. Заводо-Петровской Томиловской волости в 35 верстах от г. Ялуторовска. Посуду «разных колеров» (белого, бирюзового, мраморного, светло-зелёного и др.) он начал производить с 1887 г. В статье 1897 г. среди прочей посуды перечислены и кувшины. При этом отмечалось, что «выделка стеклянной домашней посуды для завода является побочным занятием, а главным образом все силы направлены на выделку винных бутылок и листового стекла, сбываемого отчасти на местных рынках, а главным образом далее в Сибири» [15, с. 2]. Завод был национализирован после революции 1917 г.

Ещё в одном соседнем с Курганским округе – Ишимском – стекольных заводов в XIX в. не было, а в одном из ближайших – Тюменском, хотя и было развито стеклоделие, но информации о производстве кувшинов обнаружить не удалось. Учитывая, что Курганский округ граничил также с Петропавловским округом Акмолинской области, Шадринским уездом Пермской губ. и Челябинским уездом Оренбургской губ., нельзя полностью исключать возможность производства кувшинов в соседних губерниях и импорт их оттуда. Однако синхронные источники свидетельствуют об отсутствии стекольных заводов в Петропавловском округе и Челябинском уезде в XIX в. Также не удалось обнаружить информацию об изготовлении кувшинов на стекольных предприятиях других уездов Оренбургской губ. [20; 22; 24; 25; 26].

Ничего не известно об изготовлении кувшинов и на стекольных предприятиях Пермской губ. во второй и последней трети XIX в. При этом многочисленные источники свидетельствуют, что Пермская и Оренбургская губернии в данное время являлись импортёрами стекольной продукции из Тобольской губ. Так, стекольные заводы Пермской губ. с конца 1820-х до середины 1890-х сбывали свою продукцию внутри Пермской, а также в Оренбургскую и Уфимскую губернии [22, с. 524–546; 3, с. 149–160; 16, с. 348–349; 18, с. 37; 24, с. 353; 25, с. 316; 21, оп. 12, д. 156, л. 134 об., 146 об.]. В то же время, как уже отмечалось выше, в 1820–1840-х гг. продукция стекольных предприятий Курганского и Тобольского округов Тобольской губ. продавалась в Пермской, Вятской, а также в различных сибирских губерниях [7, с. 34; 11, с. 182; 6, с. 29]. Кроме того, в начале 1840-х гг. стекло, произведённое в Ялуторовском округе Тобольской губ. «в значительном» количестве вывозилось «в Ирбит и прочие города Пермской и Оренбургской губерний» [31, с. 502–503]. В середине 1870-х гг. стекольные заводы Тобольской губ. сбывали часть своей продукции на ярмарках г. Шадринска и г. Ирбита Пермской губ. [29, с. 2].

При атрибуции стекольной продукции заводов Тобольской губ. необходимо учитывать то, что их изделия могут иметь ту или иную степень схожести между собой и изделиями других губерний в связи с наймом заводчиками мастеров из европейской части России, переходом специалистов с одного завода на другой, обучением и т. д. Д. И. Копылов, исследуя развитие стеклоделия в Тобольской губ. в XVIII в. – первой трети XIX в. писал, что «крестьяне, обучившись стекольному делу на первых заводах, открывали сами подобные заведения» и именно так «появились заводы ялуторовских и курганских крестьян Тита Полых, Спиридона Бархатова и Семёна Москвина» [14, с. 95]. В 1835 г. А. И. Палаумов отправил несколько рабочих из с. Боровлянского для обучения на Коктюльский стекольный завод И. П. Медведева,  расположенный в Ялуторовском округе [32, с. 105–106]. Тот ранее нанял специалистов из центральных губерний России [14, с. 104]. Также поступили братья Злоказовы, у которых в 1897 г. на Петровском заводе из 150 чел. до 50 были мастерами из европейской части России [15, с. 2]. В 1841 г. А. И. Палаумов безуспешно пытался переманить двух вольнонаёмных мастеров – Маршанова и Шитова – с фабрики Корнильевых под Тобольском [4, с. 25–26].

Для интерпретации описываемых кувшинов небезынтересны и бытовые подробности – их стоимость, для чего они могли использоваться и т. д. В декабре 1889 г. на ялуторовской Никольской ярмарке цена стеклянного кувшина местного производства составляла 2 коп. за шт. Причём отмечалась его значительная дешевизна. Для сравнения: «большая глиняная корчага» местного же производства (и тоже охарактеризованная как очень дешёвая) стоила 10 коп. за шт., свинина тушами – от 1 руб. 20 коп. до 1 руб. 90 коп. за пуд (16,38 кг), т. е. приблизительно от 7 коп. до 11 коп. за кг [30, с. 2]. Следовательно, можно предположить, что обычная его стоимость в другое время и/или в другом месте могла быть выше, чем на данной ярмарке. В пользу этого свидетельствует то, что кувшин, изготовленный на Петровском стекольном заводе в Ялуторовском округе, в 1897 г. стоил 30-50 коп. за шт. При этом также отмечалось, что цены на изделия завода отличались «более, чем умеренностью» [15, с. 2]. Хотя, безусловно, следует учитывать возможную существенную разницу в качестве и размерах кувшинов, а также временной промежуток между этими сообщениями.

Специалисты-искусствоведы, изучающие творчество М. С. Знаменского, отмечают, что его работы представляют большую историко-культурную ценность и интересны в качестве исторических документов эпохи, поскольку многие из них – детально проработанные линейные рисунки. Будучи художником-реалистом, он всегда шёл от натурных зарисовок, как в пейзаже, так и в бытовом жанре, никогда не расставаясь с карандашом и кистью во время своих дальних экспедиций и прогулок по городу и окрестностям. Знаменский целенаправленно занимался этнографией Зауралья, одним из первых обратившись к теме настоящего и прошлого сибирских городов, к всестороннему изучению быта и обрядов сибирских крестьян, татар и северных народов [19, с. 17; 28, с. 76–77].

В связи с этим вышеупомянутый рисунок М. С. Знаменского значим не только точностью изображения кувшина, совпадающего с реконструкциями археологических находок, но и контекстом, в который он помещён, бытовыми подробностями окружающей обстановки. Коротко по нему можно охарактеризовать кувшин как один из предметов повседневного быта довольно зажиточного домохозяйства и сделать предположение о наливаемом в него напитке. На рисунке сквозь горло кувшина видна одежда сидящих за столом мужчин, при этом через тулово не проглядывается яркая цветная скатерть, на которой он стоит. Сквозь зеленоватое стекло виднеется содержимое белого цвета – вероятно, налитое в кувшин молоко или простокваша [10, № 32813895]. О подобном предназначении кувшинов свидетельствует и статья 1897 г., посвящённая Петровскому стекольному заводу в Ялуторовском округе, где они названы «кувшинами для молока» [15, с. 2]. Исходя из того, что кувшин из раскопа на усадьбе Шишкиных-Смолиных был найден в сооружении, интерпретируемом как магазин, где хранилась и продавалась алкогольная и безалкогольная продукция, можно предположить, что он использовался при продаже напитков на разлив. Косвенно это подтверждается тем, что торговой мерой кваса в центральных областях России, помимо питейного стакана, служил и кувшин. А в питейных заведениях России квас подавали не только в квасниках и графинах, но и в кувшинчиках, вместимость которых колебалась в разных местностях от 1/16-1/8 до 1/3-1/4 ведра (12,299 л), т. е. приблизительно от 0,76–1,5 до 3–4 литров [23, с. 104]. Кроме того, в 1853 и 1854 гг. кувшины, изготовлявшиеся на фабрике Москвиных в Курганском округе, самими фабрикантами в документах были названы «квасными» [7, с. 34].

Исходя из всего вышеизложенного, можно с высокой степенью вероятности предположить, что кувшины, фрагменты которых были найдены в культурном слое г. Кургана, произведены в Курганском округе Тобольской губ. На это указывает не только близость производства к месту их обнаружения, но и максимальное сосредоточение в данном округе заводов, специализирующихся на производстве посуды, ассортимент которых включал кувшины. Кроме того, время производства на них данной категории посуды совпадает с хронологией культурного слоя, в котором были сделаны некоторые находки (конец 1870-х – начало 1890-х гг.). Завод Корнильевых (Тобольский окр.) прекратил своё существование раньше – в 1848 г., а на Петровском заводе (Ялуторовский окр.) посуду начали производить лишь во второй половине указанного периода – с 1887 г. Вероятность производства и привоза подобной продукции во второй половине XIX в. из соседних губерний – Акмолинской, Оренбургской и Пермской – крайне незначительна, т. к. в это время они сами являлись импортёрами стекольной продукции из Тобольской губ. Кувшин на рисунке М. С. Знаменского может иметь более раннюю датировку – начало 1860-х гг., поэтому он мог быть произведён как в Курганском округе, так и в Тобольском (в силу возможного длительного бытования). В последнем случае схожесть с курганскими кувшинами может объясняться передачей технологий посредством обучения специалистов, их перехода с одного предприятия на другое, общими истоками.

 

Библиографический список

1 Берсенева Н. А. Отчёт о проведении археологических раскопок на территории выявленного объекта археологического наследия «Культурный слой города Кургана» в зоне строительства магазина на территории земельного участка с кадастровым номером 45:25:070415:33 в г. Курган по ул. Куйбышева, 135 в 2019 году. / Н. А. Берсенева. – Челябинск: Науч.-образоват. центр «Развитие», 2020. – Т. 2: Иллюстрации. – 162 с.

2 Бухарова О. В. Родители Д. И. Менделеева / О. В. Бухарова, В. С. Сулимов. – Тобольск, 2019. – 68 с.

3 Военно-статистическое обозрение Российской Империи, издаваемое по Высочайшему повелению при 1-м отделении Департамента Генерального Штаба. – Санкт-Петербург: в Тип. Департамента Генер. штаба, 1852. – Т. 14. – Ч. 1. Пермская губерния. – 212 с.

4 Гильдерман А. В. История стекольной фабрики при озере Пустынном купцов Палаумовых / А. В. Гильдерман // Земля курганская: прошлое и настоящее: краевед. сб. / Курганская обл. универс. науч. б-ка им. А. К. Югова [и др.]; ред.: Д. Н. Маслюженко, Н. А. Катайцева. – Курган, 2021. – Вып. 22: материалы межрегион. науч.-практ. конф. XIV обл. День краеведа, 28 апреля 2021 г. – С. 21–29.

5 Гильдерман А. В. История стекольных фабрик крестьян Бархатовых / А. В. Гильдерман // XXIII Всероссийская студенческая научно-практическая конференция Нижневартовского государственного университета (Нижневартовск, 2021) / под общ. ред. Д. А. Погонышева. – Нижневартовск: Изд-во НВГУ, 2021. – Ч. 7: Философия. Культурология. Социология. Документоведение. Всеобщая история. История России. – С. 491–498.

6 Гильдерман А. В. Стекольная продукция фабрики Корнильевых / А. В. Гильдерман // Зыряновские чтения: материалы Всерос. науч. конф. «XVIII Зыряновские чтения» (Курган, 2020). – Курган: Изд-во Курганского гос. ун-та, 2020. – С. 28–29.

7. Гильдерман А. В. Стекольные фабрики крестьян Москвиных / А. В. Гильдерман // Зыряновские чтения: материалы Всерос. науч. конф. «XIX Зыряновские чтения» (Курган, 2021). – Курган : Изд-во Курганского гос. ун-та, 2021. – С. 33–35.

8 Голодников К. М. От Тобольска до Обдорска летом и зимою. II. Зимою / К. М. Голодников // Тобольские губернские ведомости. – 1881. – 28 февр. (№ 9). – С. 5–6.

9 Государственный архив в г. Тобольске (ГАТ). Ф. 152 (Тобольское губернское управление, г. Тобольск Тобольской губернии, 1822–1919 гг.).

10 Государственный каталог Музейного фонда Российской Федерации: сайт. – URL: goskatalog.ru/portal (дата обращения: 14.03.2023).

11 Зырянов А. А. «Графин колодника»: к истории стекловарения в крае / А. А. Зырянов // Земля Тюменская:
ежегодник Тюменского обл. краевед. музея, 2003 / под ред. В. П. Петровой. – Тюмень: Изд-во Тюменского гос. ун-та,
2004. – Вып. 17. – С. 175–183.

12 Исследования на территории купеческой усадьбы второй четверти XIX – начала XX века в Кургане / Д. Н. Маслюженко, И. К. Новиков, А. А. Первухина, Е. С. Янченко // Культура русских в археологических исследованиях: сб. науч. статей к 50-летию Ларисы Вениаминовны Татауровой. – Омск: Издатель-Полиграфист, 2015. – С. 145–161.

13 Каталог сельско-хозяйственной и кустарно-промышленной выставки Тобольской губернии в г. Кургане 1895 год (20 августа – 20 сентября). – Курган, 1895. – 35 с.

14 Копылов Д. И. Стекольная промышленность Западной Сибири в XVIII – первой трети XIX в. / Д. И. Копылов // Сборник
кафедры философии и политэкономии / Тюменский гос. пед. ин-т [и др.]. – Тюмень, 1971. – Вып. 4. – С. 91–110.

15 Крылов А. А. Петровский завод в Ялуторовском округе / А. А. Крылов // Сибирская торговая газета. – 1897. – № 3. – С. 2.

16 Материалы для географии и статистики России, собранные офицерами Генерального штаба. Т. 18. Пермская губерния. Ч. 2 / сост. Х. Мозель. – Санкт-Петербург: ГУ Генштаба, 1864. – 746 с.

17 Некролог // Сибирский листок: из фондов Тобольского гос. ист.-архитектур. музея-заповедника, 1890–1894 / сост. В. Белобородов (при участии Ю. Мандрики). – Тюмень: Мандрика, 2003. – С. 206–209.

18 Повседневная жизнь провинциального имения: дневник слуги уральских помещиков Голубцовых, 1872–1875 гг. / предисл., подгот. текста и коммент. М. Б. Ларионовой; науч. ред. Н. В. Суржикова. – Екатеринбург: Квадрат, 2013. – 400 с.

19 Портреты городов Тобольской губернии и её обитателей XVII – нач. XX вв.: ист.-краевед. альбом / сост. Н. И. Сезёва [и др.]. – Тюмень: Слово, 2006. – 408 с.

20 Российский государственный исторический архив (РГИА). Ф. 18 (Департамент мануфактур и внутренней торговли Министерства финансов).

21 РГИА. Ф. 20 (Департамент торговли и мануфактур Министерства финансов).

22 Список фабрикантам и заводчикам Российской империи 1832 года. – Санкт-Петербург: Тип. Департамента внеш. торговли, 1833. – Ч. 2. – 846 с.

23 Столетов Ф. Занимательная история мер измерений, или Какого роста Дюймовочка? / Ф. Столетов. – Москва: Центрполиграф, 2019. – 256 с.

24 Указатель фабрик и заводов Европейской России: материалы для фабрично-завод. статистики: составили по офиц. сведениям Департамента торговли и мануфактур П. А. Орлов, С. Г. Будагов. – 3-е изд., испр. и доп. – Санкт-Петербург: Тип. В. Киршбаума, 1894. – XVI, 827 с.

25 Указатель фабрик и заводов Европейской России и Царства Польского: материалы для фабрично-завод. статистики / составил по офиц. сведениям Департамента торговли и мануфактур П. А. Орлов. – 2-е изд., испр. и доп. – Санкт-Петербург: Тип. Р. Голике, 1887. – XIV, 824 с.

26 Указатель фабрик и заводов окраин России: Царства Польского, Кавказа, Сибири и среднеазиатских владений: материалы для фабрично-завод. статистики / сост. П. А. Орлов. – Санкт-Петербург: Тип. В. Киршбаума, 1895. – II, XVI, 261 с.

27 Фабрично-заводские предприятия Российской империи (исключая Финляндию) / ред. Ф. А. Шобер. – 2-е изд. – Петроград: Д. П. Кандауров и сын, 1914. – 1612 с.

28 Швецова Е. П. «Гражданин благородной души»: о художнике М. С. Знаменском / Е. П. Швецова // Лукич. – 2003. – № 1. – С. 74–83.

29 Юшков И. Н. Краткий очерк промышленности и торговли в Тобольской губернии / И. Н. Юшков // Тобольские губернские ведомости. – 1876. – № 51. – С. 2–3.

30 Ялуторовск // Деловой корреспондент. – 1889. – № 214. – С. 2.

31 Ялуторовский округ губернии Тобольской. Статья II и последняя // Журнал Министерства внутренних дел. – 1846. – Ч. 15. – С. 484–521.

32 Янченко Е. С. История стеклозавода братьев Меньшиковых / Е. С. Янченко // Зыряновские чтения: материалы Всерос. науч.-практ. конф. «XIII Зыряновские чтения» (Курган, 2015). – Курган: Изд-во Курганского гос. ун-та, 2015. – С. 105–107.

33 Янченко Е. С. Коллекция стеклянных изделий конца XIX века из раскопа на усадьбе купцов Смолиных в Кургане
/ Е. С. Янченко, И. К. Новиков // Зыряновские чтения: материалы Всерос. научно-практич. конф. «ХII Зыряновские чтения» (Курган, 2014). – Курган: Изд-во Курганского гос. ун-та, 2014. – С. 32–33.

 

Источник: Гильдерман А. В., Новиков И. К., Сауков Г. Н. К вопросу интерпретации стеклянных кувшинов из раскопок памятника «Культурный слой города Кургана» // Земля Курганская: прошлое и настоящее: материалы Всероссийской научно-практической конференции «Курганская область в истории России», 12 апреля 2023 г. / под ред. Д. Н. Маслюженко, А. Л. Авдеенко. – Курган: Изд-во Курганского гос. ун-та, 2023. – Вып. 23. – С. 29-36.

Скачать статью в PDF

Поделитесь текстом в соцсетях:
Категория: Научные исследования | Просмотров: 102 | Дата: 14.10.2023 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar