Научные исследования

Главная > Публикации > Научные исследования

К методике описания и публикации индивидуальных находок археологического фарфора и фаянса

Г. Н. Сауков
Курганский государственный университет, г. Курган, Россия

Аннотация. В статье обосновывается необходимость фиксации ряда параметров при введении в научный оборот тонкой керамики из культурного слоя Нового времени. В качестве иллюстрации приводятся примеры из публикаций археологов Урала и Зауралья.

Ключевые слова: археологический фарфор, археологический фаянс, археология Нового времени, городская археология, тонкая керамика.

 

Формат мероприятия «совещание» предполагает обсуждение актуальных вопросов, обмен мнениями. При важности введения в научный оборот вещественных источников, в частности археологического фарфора и фаянса, представляется актуальным обратиться и к методическим проблемам данного процесса. Тюменские археологи более десяти лет назад выразили надежду, что рано или поздно «будет выработан соответствующий особенностям этих находок алгоритм их описания и публикации (ведь они совсем не тождественны фарфоровым и фаянсовым предметам из музейных собраний)» [2, с. 116]. Несмотря на рост количества и качества публикаций по данной теме, приходится констатировать, что этот процесс далёк от завершения. При вводе в научный оборот тонкой керамики зачастую не указываются важнейшие характеристики и не используются доступные способы представления данных.

Цель статьи – обратить внимание исследователей на необходимость фиксации некоторых важнейших параметров при описании археологического фарфора и фаянса в отчётах и научных публикациях. Рассматривается работа только с индивидуальными находками, массовый материал (статистические данные) – отдельная большая тема. Для удобства восприятия, характеристики разбиты на пункты и подпункты, с долей условности расположенные в порядке убывания по степени важности для интерпретации данной категории артефактов.

1 Иллюстрирование. Омские археологи ещё в 2010 г. обратили внимание на нехватку и необходимость иллюстраций в научных публикациях по археологическому фарфору, которые позволили бы «систематизировать имеющиеся материалы и выяснить ассортимент, а вместе с ним и типы орнаментов, форм и клейм» [8, с. 288]. Накопление данной информации идёт и даёт результаты, но имеются и недочёты, мешающие сопоставлению материалов.

1.1 Фото и прорисовка клейма. Клеймо играет важнейшую роль при атрибуции и датировании тонкой керамики, которая сама в результате становится датирующим материалом. Практика показывает, что популярные марочники в значительной степени страдают неполнотой информации [1]. Регулярно в культурном слое находят предметы с ранее неизвестными клеймами [2, с. 122–123; 3, с. 76–77; 4, с. 397–399; 5, с. 262–263]. Поэтому их публикация и систематизация имеют большое значение как для истории фарфоро-фаянсового производства, так и для археологии Нового времени.

Особо следует обратить внимание на необходимость прорисовки вдавленных в массу, гравированных, плохо пропечатанных и потёртых клейм. Часто они или их детали, различимые только при наклоне под разными углами к источнику света, не могут быть полноценно переданы на фотографии, что видно по опыту публикаций вдавленных клейм курганскими археологами [4, с. 399; 9, с. 122]. В одной из их последующих работ проблема была решена за счёт увеличения на фото печатных клейм и прорисовки вдавленных [7, с. 278, 280, 281]. В качестве примера удачного решения можно привести и статью екатеринбургского исследователя Д. А. Перминой, где фотографии некоторых нечётких цветных клейм дублированы чёрно-белыми прорисовками [5, с. 263].

1.2 Фото и прорисовка декора. Чаще всего нет возможности соотнести археологическую тонкую керамику с конкретным изготовителем на основании декора. Это связано с её фрагментированностью, использованием однотипных орнаментов и сюжетов рядом производителей, слабой изученностью индивидуальных особенностей декорирования посуды на отдельных предприятиях. В последнем случае частично решить проблему может публикация изображений клейм производителей вместе с декором с тех же фрагментов изделий. К сожалению, не все исследователи это делают, но подобных публикаций уже немало [2, с. 121–122; 4, с. 399; 5, с. 263; 7, с. 278, 280, 281; 9, с. 121]. Накопление такой информации поможет в будущем определить уникальные для некоторых производителей декоры и использовать их при атрибуции находок. Примеры этого уже имеются. Так, сопоставление с аналогичными изделиями фарфоровой чайной чашки без клейма с надписью: «В день ангела», найденной на поселении «Урочище Бала 1» (ХМАО-Югра) позволило отнести её к продукции Кузнецовых [5, с. 262–263].

Как и в случае с клеймами, стоит обратить внимание на необходимость прорисовки рельефного (объёмного) и стёршегося надглазурного декора.

1.3 Фото и прорисовка профиля. Сказанное выше об атрибутивных возможностях декора в немалой степени относится и к морфологии. Прорисовки разреза профиля в сочетании с изображением клейма могут помочь накопить базу данных и выделить характерные для того или иного предприятия формы. Впоследствии такая информация может быть использована при атрибуции. Наиболее перспективно её сочетание с другими выделенными индивидуальными признаками (особенностями декора, глазури, массы).

Нельзя не отметить наличие прорисовок профиля в некоторых публикациях [2, с. 119, 121; 5, с. 263; 7, с. 278, 280, 281], к сожалению, не во всех с масштабной линейкой [9, с. 121–122], что важно для сравнения размеров. Есть и примеры атрибуции фрагментов посуды исключительно по морфологии. При изучении коллекции с упомянутого выше поселения «Урочище Бала 1» удалось идентифицировать ещё две фарфоровых чайных чашки на основании «характерной формы». Путём сопоставления с аналогичными изделиями, они были также отнесены к продукции заводов Кузнецовых [5, с. 262–263].

2 Описание. Подробное описание находки имеет большое значение и при наличии качественных и подробных иллюстраций. Есть характеристики, которые могут быть только описаны: материал, техника декорирования и др. К тому же не во всех изданиях есть возможность публикации рисунка или фотографии, тем более цветной.

2.1 Описание клейма. Прежде всего стоит обратить внимание на такие характеристики как способ нанесения, цвет (для печатных), композиция, изображение наград, символы, текст, вид шрифта, его начертание, вид букв.

Наличие фарфоровой посуды само по себе может служить признаком достатка её владельцев [2, с. 117; 8, с. 285]. Но не менее значимо и её качество, от которого зависела стоимость. В советское время сортность фаянсовых и фарфоровых изделий обозначалась цветом клейм, иногда с дополнением буквенно-цифровых обозначений. Данная практика была заложена ещё владельцами ряда частных фабрик Российской Империи [1]. Поэтому описание цвета дореволюционных и особенно советских клейм при отсутствии цветного фото, значимо для обоснования выводов о социальном статусе и экономическом положении бывших владельцев такой посуды.

Некоторые фабрики имели значительное количество клейм, употреблявшихся в разное время. Для сопоставления с уже известными и последующего датирования, важно передать детали их написания. Например, в упомянутой ранее публикации курганских археологов, недостаточная различимость на фото вдавленных в массу клейм, была компенсирована передачей их написания текстом: «вдавленное клеймо с надписью ‘‘БР.’’ и ниже по центру: ‘‘…ЕКАНОВЫХЪ’’» [4, с. 398;]. Имеются и другие примеры подробного описания клейм [2, с. 122–123; 3, с. 76; 7, с. 279–280, 282–285].

2.2 Описание декора. Конкретизация, часто игнорируемого в статьях и отчётах, способа декорирования и клеймения (подглазурный/надглазурный), может иметь существенное значение. Например, Д. А. Пермина при анализе упоминавшейся ранее коллекции с поселения «Урочище Бала 1» обратила внимание на несоответствие принятой датировки клейма (1927–1932 гг.) изображению значка ГТО и надписи: «1933–1934» на фарфоровом бокале [5, с. 263, 265].

Действительно, согласно справочной литературе, серия таких подарочных юбилейных бокалов (автор А. И. Калошин) была выпущена в 1934 г. на Дмитровском фарфоровом заводе [6, с. 190–191]. Однако специалист по советскому фарфору Э. Б. Самецкая в своё время отмечала, что для данного периода характерна частая смена фабричных марок (клейм) из-за неоднократно проходивших в эти годы реорганизаций фарфоро-фаянсовой промышленности. При введении новой марки некоторое время могли выпускаться изделия с предыдущей, «особенно подглазурной», если их запас сохранился на складе. Несоответствие между маркой и датой «проставленных на одном предмете» возможно в пределах года, а иногда и нескольких лет [6, с. 460].

Таким образом, противоречие между датировкой клейма и декора устраняется, если учесть нанесение первого штампом [6, с. 470], что не исключает в том числе подглазурного способа, и особенно выполнение второго в технике надглазурной печати с ручной дорисовкой [6, с. 191]. Клеймо в этом случае даёт нижнюю границу формовки, обжига, глазурования и складирования изделия, а декор – печати и росписи по глазури с последующим выпуском с предприятия. При уточнении составителями отчёта, по которому писалась статья, их способа нанесения (подглазурно или надглазурно), вопрос о датировке бокала возможно не возник бы или, по крайней мере, быстро разрешился.

2.3 Описание морфологии. При невозможности представления формы с масштабной линейкой в иллюстрациях, необходимо её максимально подробное текстовое описание с указанием всех размеров. Основой может служить методика, хорошо разработанная специалистами по гончарной археологической керамике. Однако, фарфор и фаянс имеют свои особенности, поэтому необходимо использовать и наработки музейных специалистов по данной категории посуды.

2.4 Описание материала. Учёт типа керамики (фарфор, фаянс, полуфаянс) может помочь при атрибуции и датировании находки. Например, в 2016 г. при археологическом исследовании участка по ул. Куйбышева, 21, в г. Кургане был обнаружен фрагмент фаянсовой тарелки с подглазурным клеймом красного цвета завода М. С. Кузнецова из Тверской губернии. По справочнику Т. И. Дулькиной оно было датировано 1872–1889 гг. [4, с. 398]. Завод, приобретённый Кузнецовым у Ауэрбаха в 1870 г., первые годы после перехода к новому владельцу выпускал фаянс, а с 1884–1885 гг. и фарфор, в дальнейшем – майолику, полуфаянс, терракоту [1, с. 190]. На основании того, что найденный фрагмент был определён как фаянсовый, была оставлена широкая датировка: 1872–1889 гг. Если бы это же клеймо стояло на фарфоре, то потребовалось бы сузить её до периода 1884–1889 гг.

Указание на тип керамики с подробной аргументацией может дать ценную информацию и о самом предприятии, ранее неизвестную по другим источникам. Так, тюменские археологи в 2003 г. в исторической части города обнаружили фрагмент «фарфоровой стенки сосуда с надписью (‘‘клеймом’’) ‘‘Фабрика Пермякова’’» [3, с. 76]. Причём отдельно было отмечено его отношение к группе «столовой посуды из фарфора» со сплошным черепком, без пор, просвечивающей на свет и покрытой прозрачной глазурью [3, с. 77]. Из синхронных письменных источников, музейных и археологических коллекций известно лишь о производстве Пермяковыми из с. Уктус Екатеринбургского уезда Пермской губернии полуфаянса, либо фаянса [4, с. 398; 7, с. 283]. Таким образом, отнесение тюменской находки к фарфору ставит вопрос о необходимости дополнительных исследований и возможном пересмотре наших представлений об ассортименте продукции фабрики Пермякова.

2.5 Описание контекста. При вводе в научный оборот находок фарфора и фаянса не всегда можно встретить детальное описание контекста их обнаружения, в том числе упоминание сопутствующего датирующего материала. Между тем накопление таких данных, возможно, послужило бы уточнению датировки некоторых клейм, орнаментов и форм, так как далеко не по всем предприятиям фарфоро-фаянсовой промышленности имеются подобные сведения. Кроме того, это могло бы помочь определить средний срок бытования посуды от известной по клейму даты её производства до момента археологизации.

Требования к объёму статьи не позволяют подробно осветить все вопросы фиксации характеристик археологической тонкой керамики при её описании. Тем не менее наиболее важные из них упомянуты и приведены примеры, иллюстрирующие как это может помочь исследователям уточнить атрибуцию и датировку находок, а следовательно, и культурного слоя, охарактеризовать владельцев этой посуды, дать дополнительные сведения к истории фарфоро-фаянсовой промышленности и т. д.

 

Библиографический список

1 Марки российского фарфора и фаянса. 1750–1960 / сост. Т. И. Дулькина. – Москва: Изд-во И. Касаткиной, 2003. – 430 с.

2 Матвеев А. В. Старинный фарфор и фаянс из культурного слоя Тобольска / А. В. Матвеев, О. М. Аношко, Н. Ф. Сирюшова // Вестник археологии, антропологии и этнографии. – 2011. – № 2 (15). – С. 116–124.

3 Матвеев А. В. Новые материалы по археологии г. Тюмени / А. В. Матвеев, Т. С. Измер, Е. Ю. Молявина // Культура русских в археологических исследованиях: сборник научных статей / под ред. Л. В. Татауровой. – Омск: Изд-во ОмГУ, 2005. – С. 71–79.

4 Мергенева К. Н. Неатрибутированные клейма фарфоровых и фаянсовых заводов из раскопа городских усадеб на ул. Куйбышева, 21–23 г. Кургана: вопросы интерпретации и датировки / К. Н. Мергенева, Г. Н. Сауков // LII Урало-Поволжская археологическая конференция студентов и молодых учёных (УПАСК, 5–9 февр. 2020 г.): мат-лы Всерос. научн.-практ. конф. студ., аспир., мол. учёных / ПГНИУ. – Пермь, 2020. – С. 397–400.

5 Пермина Д. А. Коллекция фарфора и фаянса из культурного слоя археологического поселения Урочище Бала 1 / Д. А. Пермина // LIV Урало-Поволжская археологическая студенческая конференция: мат-лы Всерос. (с междунар. уч-м) археологич. студ. конф. (Астрахань, 01–03 февр. 2022 г.) / сост. и отв. ред. Д. В. Васильев. – Астрахань: Сорокин Р. В., 2022. – С. 261–266.

6 Самецкая Э. Б. Советский агитационный фарфор: справочник-определитель / Э. Б. Самецкая. – Москва: Collector`s Books ; IP Media Inc., 2004. – 480 с.

7 Сауков Г. Н. Фаянсовая посуда уральских производителей XIX – начала XX века из раскопа городской усадьбы (Курган, ул. Куйбышева, 21): информационные возможности вещественного источника / Г. Н. Сауков, К. Н. Мергенева // Роль вещественных источников в информационном обеспечении исторической науки : сборник статей / авт.-сост. Е. А. Воронцова; отв. ред. Д. М. Бондаренко, Д. Н. Маслюженко. – Москва, 2020. – С. 273–290.

8 Татаурова Л. В. Возможности «археологического» фарфора как источника / Л. В. Татаурова, Ф. С. Татауров // Культура как система в историческом контексте: Опыт Западно-Сибирских археолого-этнографических совещаний: материалы XV Международной Западно-Сибирской археолого-этнографической конференции. – Томск: Аграф-Пресс, 2010. – С. 285–288.

9 Янченко Е. С. Фарфоровые и фаянсовые изделия из культурного слоя г. Кургана на примере раскопа усадеб на углу улиц Советская и Пичугина / Е. С. Янченко // Археология Среднего Притоболья и сопредельных территорий: мат-лы межрег. кругл. стола, посв. 50-летию Курганской археологической экспедиции / под ред. Д. Н. Маслюженко (отв. ред.), И. К. Новикова. – Курган : Изд-во Курганского гос. ун-та, 2016. – С. 119–123.

 

Источник: Сауков Г. Н. К методике описания и публикации индивидуальных находок археологического фарфора и фаянса // XXII Уральское археологическое совещание: материалы Всероссийской научной конференции, посвященной 300-летию первых археологических раскопок в Сибири и 85-летию со дня рождения Тамилы Михайловны Потемкиной (Курган, 21–25 ноября 2022 г.) / отв. ред. Д. Н. Маслюженко. – Курган: Изд-во Курганского гос. ун-та, 2022. – С. 327-329.

Скачать статью в PDF

Поделитесь текстом в соцсетях:
Категория: Научные исследования | Просмотров: 64 | Дата: 14.10.2022 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar