Блог: Заметки об археологии

Главная > Блог > Заметки об археологии > «Развалили всё...» или загадка современной русской души
Развалили всё!

«Развалили всё...» или загадка современной русской души

Начав создавать с друзьями Археологический экспедиционный корпус «Барс» и пытаясь реализовать наши идеи, мы столкнулись с одним грустным, обескураживающим поведенческим паттерном. Смешанные чувства возникали при этом: удивление, опустошение, желание всё, бросить, потом злость и желание взяться с новой силой продолжить искать и бороться. Но обо всём по порядку.

История первая: Инструменты и приспособления

Во время археологических экспедиций все участники в той или иной степени страдают от нехватки удобных инструментов и приспособлений. Приходится пользоваться инструментами, разработанными для строителей, медиков, садоводов, которые не всегда на 100% подходят для археолога. Часто задачу пытаются решить самостоятельно и подручными средствами. То «кубатурщики», работающие с твёрдым грунтом на югах и в черноземье модернизируют свои лопаты, удлиняя черенок «фискаря», наваривая педаль, усиливая само полотно лопаты. То таёжный разведчик или спец по зачисткам наоборот отпиливают часть черенка штыковой или совковой лопаты, укорачивая и облегчая её тем самым. Примеров уйма. И не всё можно сделать самостоятельно даже дома, а тем более в полевых условиях.

Вот и решил мой товарищ Вадим Александрович посетить предприятия и мастерские г. Екатеринбурга с целью заказать опытные образцы или даже первую партию инструментов, усовершенствованных и специально созданных для археологов. Благо, что город промышленный и их было немало когда-то построено. Екатеринбург собственно и сам основан-то был в своё время как завод. Естественно он пошёл не наобум и не с пустыми руками, а запасся конкретными рисунками конкретных продуманных им инструментов с конкретными представлениям о их функциональности и характеристиках.

То, что он услышал в ответ на своё предложение создать первую партию опытных образов по этим эскизам, наверное, можно было где-то ожидать услышать, но только не в крупном промышленном городе. Типичные ответы сводились к следующим фразам:

– «Идея хорошая, мы любим делать что-то новое и полезное, но у нас нет таких станков».
– «Идея классная, но это надо перенастраивать наше оборудование под ваши нужды, а это долго и муторно».
– «Хорошая идея, но я вот стандартные скамейки штампую и мне на жизнь хватает, всё просто и понятно, а тут надо заново технологию под вас продумывать, отрабатывать, заморачиваться».

Или вот пример диалога, характеризующий современного специалиста:

– Мне нужна опытная партия вот таких инструментов, вот эскиз, вот размеры, работать им хотим в таком-то грунте при таких-то условиях, продержаться он должен не один-два сезона как садовый инструмент, а минимум четыре-пять. Сможете?
– Так, понятно, а какой марки сталь надо использовать?
– Я не знаю, я историк, а не инженер как Вы, я думал Вы исходя из моих вводных, должны предложить марку стали для этого инструмента. Разве нет?
– Нет, ну что вы, я тут примусы починяю в марках стали не разбираюсь, вы мне скажите какую марку стали использовать, какую породу дерева для рукояти, какой вид сварки применять будем, какой тип и угол заточки и я сделаю, может быть...».

Такая вот интересная история – приходишь на завод или в мастерскую с конкретным предложением, предлагаешь им, по сути, работу, а значит какие-никакие, но деньги и в ответ слышишь тысячу отговорок.

История это имела грустный эпилог уже в Тюмени, когда мы вместе с Вадимом Александровичем пришлю за советом к старому советскому инженеру, бывшему сотруднику одного из тюменских заводов, а ныне пенсионеру Роману. Он, выслушав историю хождений по Екатеринбургским заводам, сказал: «А что вы собственно хотели? Большинство заводов позакрывали, либо они на ладан дышат. Старые специалисты ушли на пенсию, а новые уже не те: не та школа, не та практика нет такого опыта и нет желания. И вообще быть инженером и рабочим сейчас не в почёте. Развалили всё... Вот раньше инструментальный цех был свой на каждом заводе, и почти в любом были мастера и оборудование, чтобы выполнить ваш заказ. Теперь такой цех есть далеко не на каждом заводе. Говорю же – развалили всё...».

История вторая: Одежда и амуниция

Помимо планов усовершенствовать и создавать новые полезные инструменты есть у нас идеи доработки одежды и амуниции для археологов-полевиков. С этим дела обстоят гораздо лучше, чем с инструментами. Вполне можно воспользоваться тем, что шьётся для охотников, рыбаков, туристов, военных. Подобрать и по сезону и по климату и т.п. Однако и тут есть свои тонкости и есть, что доработать, а затем сделать доступным для широких масс археологов. Мы не ставили доработку и разработки спецодежды в свои приоритеты, поэтому еще не обходили со своим предложением соответствующие мастерские. Однако я вскользь поделился этой идей с одной девушкой, которая очень любит шить дома в свободное время. Более того она с детства ещё мечтала стать швеёй-закройщицей, но как-то вот не сложилось – получила два высших образования и работала совсем в других сферах. Наш примерный диалог:

Я: Как тебе идея?
Она: Отличная!
Я: Сшей нам опытный образец такой-то вот сумки – опробуем её в полевых условиях, если надо доработаем и выставим на продажу в нашем интернет-магазине.
Она: Да что ты! У меня старенькая машинка, она не возьмёт такой толстый материал!
Я: Хорошо. Сшей нам такую-то рубашку.
Она: Ой, я сомневаюсь в своих силах. Сомневаюсь, что хорошо получится. Это сложная вещь.
Я: Хорошо. Сшей нам опытный образец усовершенствованной банданы. Она из тонкой ткани – машинка возьмёт и выкройка простая.
Она: Уууу, на бандах я с вами не заработаю, а мне ипотеку платить надо.
Я: Но ты же сейчас всё равно нигде не работаешь! И потом – на банданах набьёшь окончательно руку, перейдёшь на более сложные вещи, потом ещё на более сложные, постепенно заработаешь на новую хорошую машинку, будешь шить вообще всё.
Она: Но я же ищу работу, и рано или поздно найду и тогда мне будет некогда всё это шить.
Я: А по вечерам, по выходным? Так постепенно ты сможешь уйти с нелюбимой работы и воплотить свою мечту – шить, то, что полезно людям.
Она: Ой, нет. Я после работы уставать буду, ничего не получится.

Как говорит мой друг Антон: «Всё. Конец». Человек, уволившись с нелюбимой работы готов искать новую нелюбимую работу с начальником, которого она снова будет ненавидеть, но который будет за неё решать, что, как и когда нужно делать. Потому что гораздо спокойнее, когда за тебя решают. Так будет кого винить в случае очередной неудачи. Так легче, чем принять ответственность на себя, попытавшись осуществить свою мечту.

И такое нежелание что-то взять и сделать царит не только в области производства. Ещё когда Вадим Александрович рассказал мне историю про эпопею с инструментами, я сразу вспомнил свою историю, не относящуюся к археологии и Корпусу «Барс», но относящуюся к теме этой публикации. Итак, переходим к истории третьей.

История третья: Сборник стихов

Для моих друзей, в том числе и товарищей по археологическим экспедициям не секрет, что я пишу стихи. Так вот начал их писать я ещё в студенческой юности, посещая Туристическую секцию «Нива» при Тюменской сельхозакадемии. Были у нас на секции и другие, кто увлекался тем же. И у некоторых получалось очень даже хорошо.

Решил я несколько лет назад к юбилею нашей секции собрать лучшие стихи лучших её поэтов в один сборник. Самостоятельно отредактировать, сверстать в CorelDRAW, найти спонсоров или, в крайнем случае, издать за свой счёт. Я обратился к четырём человекам. Все поддержали идею, никого не пришлось уговаривать. Да и делать-то собственно им ничего не нужно было – просто прислать мне стихи на почту. И всё. И их стихи в настоящем поэтическом сборнике. Круто же!

А вот оказалось всё не так просто. Из четырёх прислали двое. Остальные сказали, что стихи разбросаны по разным записным книжкам по разным компьютерным файлам, какие-то просто в памяти, надо как-то вечерком сесть, всё собрать воедино, вспомнить и записать, что они и сделают обязательно в ближайшее время. «Ближайшее время» не наступило до сих пор, а они уже не отвечают на мои письма в соцсетях, которыми я время от времени до сих пор напоминаю о их обещании.

Ну, и завершить тему хочу ещё одной искусствоведческой историей, случившейся со мной недавно.

История четвёртая: Картины

Мой товарищ по турпоходам рисует прекрасные картины акварелью: пейзажи, портреты. Кстати одна из сложнейших техник. Рисует и складывает у себя на шкафу. Накопилась приличная стопка. Иногда дарит своим родственникам и друзьям.

Звоню ему и предлагаю: «Слушай, у меня сейчас между экспедициями есть время, давай помогу продать: организую выставку в торговом центре, сделаю интернет-магазин специально для твоих картин. Мне они безумно нравятся, я уверен, найдутся и те, кому они тоже понравятся. Тебе делать ничего не нужно будет – я продам, назови только свою цену и позволь сфотографировать». В ответ: «Ой, да что ты такое придумал, я стесняюсь, а вдруг не понравятся, и вообще разве это картины, вот в художественных салонах картины, вот это да». Говорю ему: «Я бываю в художественных салонах и вижу, что там иногда стоят картины, которые недостойны вообще там стоять, а твои достойны. А если не понравятся и картины не продадутся, то ты никак материально не пострадаешь – это моя забота. И наоборот если продадутся – у тебя будет прибавка к пенсии».

Все мои уговоры ни к чему не привели. Картины до сих пор лежат стопкой на шкафу и никто кроме ближайших родственников и друзей о них не знает. Для меня это непостижимо.

P.S. Что объединяет все эти четыре истории? Люди. И всё это чудесные люди, многие из которых мои друзья. Люди, у которых загорается поначалу огонёк в глазах от интересного предложения, но что-то не даёт ему разгореться, что-то не даёт пуститься в погоню за мечтой, что-то, что придумывает тысячу отговорок, чтобы оставаться в своей скорлупе спокойной предсказуемой обыденности.

И все они будут сидеть потом на кухне или на уютном диване перед телевизором и говорить: «Развалили всё...». Причём развалил кто-то, но не они. Нет, друзья, не кто-то, не заокеанские буржуины, и даже не ваше вечно виноватое правительство. Вы друзья развали всё, вы сами своим равнодушием и ничегонеделанием. Хотя, что это я говорю «Вы» – «мы». Я ведь тоже наверняка не безгрешен, и ко мне, наверное, когда-то приходили, и я когда-то не хотел оторвать свой зад и отказывал, боясь чего-то, ленясь, желая оставаться в своём уютном мирке.

Но я так больше не хочу, не хочу и не буду. Я и мои товарищи по корпусу «Барс». Мы будем охотиться за удачей, потому что мы «Барсы»! Мы будем готовиться к прыжку, и будем прыгать на добычу. И если промахнёмся и упадём, то будем вставать, отряхиваться и повторять это снова и снова, не боясь неудач. Потому что главная неудача для нас» – это сдаться не попробовав.

P.P.S. И вот ещё, рассказав все эти истории, мне хочется спросить: что всё это?! Что это самое «что-то», что сковывает волю, не даёт действовать? Особенности русского менталитета? Так вроде нет – с таким менталитетом мы не освоили бы в своё время такую огромную территорию. Давайте вспомним русских первопроходцев 16-18 веков, шагнувших за Урал и в короткое время освоивших огромную Сибирь и Дальний Восток, которым и этого показалось мало и их поселения появились на Аляске и в Калифорнии. Возможно ли было от них услышать отговорки типа «Интересно, но...», «вдруг не получится», «у нас нет возможностей» или «мне итак хорошо»? Нет! Они просто шли и делали!

Может это особенности советского менталитета, глубоко засевшего в нас? Так вроде тоже нет – это советский человек превратил свою страну из аграрной в индустриальную державу, это советский человек победил в Великой войне, это он, наконец, первым освоил космос спустя всего ничего после этой разрушительной войны.

Закончу словами своего начальника раскопа на поселении «Сумпанья 7» Долганова В.А.: «Друзья, какие выводы мы можем сделать из всего этого? Первый: надо помнить свою историю и быть достойными потомками своих великих предков. И второй: пойдёмте работать!».

Поделитесь текстом в соцсетях:
Категория: Заметки об археологии | Дата: 18.02.2017 | Просмотров: 60 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar