Научные исследования

Главная > Публикации > Научные исследования

Рыболовный промысел русского населения в районе Андреевской озёрной системы в XVII-XIX вв.

Г. Н. Сауков
Курганский государственный университет, saukow@mail.ru

 

FISHING FOR THE RUSSIAN POPULATION IN THE REGION OF THE ANDREEVSKY LAKE SYSTEM IN THE XVII–XIX CENTURIES

G. N. Saukov
Kurgan State University

The article, based on synchronous written and pictorial sources, describes fishing in the 17th – 19th centuries in rivers and lakes associated with the Andreevsky Lake system, lying in the interfluve of the Tura and Pyshma (Tyumen district, Tyumen region). And also its importance is considered in the structure of life support of the Russian population of the surrounding villages and the Tyumen City. It is concluded that during the 17th – 19th centuries the Tatars located here in Andreevsky’s yurts used the fishing resources of Andreevsky Lake. In the 17th – 18th centuries, fishing in the Yazevka River, which flows into it from the west, was carried out by residents of the city of Tyumen, monasteries and tenants, and later peasants of Russian villages: Antipina, Bykova and Gileva of Bogandinsky volost. Russian peasants from the village of Malkova, the village of Subbotina, the village of Oshkukova, the village of Parenkina of the Yarovskaya volost in the second half of the 19th century, and probably earlier engaged in fishing in the east of the Andreevskaya system – in the upper reaches of the Bolshoi Duvan and Maly Duvan rivers. They also fished with fishing net tackles and nets in Lake Mostovoy, Lake Krugly and Lake Chapkul, which during the periods of greatest flooding and floods were connected with the lakes of the Andreevsky lake system. Or rent them out. At the same time, unlike the Tatars of Andreevsky’s yurts, fishing was not leading in the structure of the economy of Russian peasants, but was only of an auxiliary character.

 

Андреевская озёрная система, расположенная в Тюменском р-не Тюменской обл. в междуречье Туры и Пышмы недалеко от места их слияния, с эпохи мезолита привлекала и обеспечивала человеческие коллективы своими значительными и разнообразными ресурсами. Археологические и палеогеографические исследования позволяют реконструировать историческую экологию древних обитателей данной местности. Однако при изучении русского этапа освоения Андреевской озёрной системы на первый план выступают письменные, этнографические, лингвистические и конвенциональные источники. Дефицит археологических источников по данному периоду в определённой степени связан с отсутствием постоянных поселений русских в XVII – XIX вв. непосредственно на берегах входящих в систему озёр. Тем не менее, письменные и картографические материалы свидетельствуют о наличии ряда хозяйственных сооружений на прилегающей территории: дорог, рыболовных запоров, охотничьих избушек, рыбацких землянок и др., которые вполне могут быть обнаружены археологическими методами. Поэтому приходится констатировать, что в большей степени нехватка археологических источников обусловлена крайне слабой изученностью культурного слоя Нового времени как территории Андреевской озёрной системы, так и близлежащих населенных пунктов, включая г. Тюмень, жители которых активно пользовались её ресурсами. При этом перечисленные выше источники могут дать представление об основных хозяйственных занятиях, в том числе и рыболовном промысле, а также их роли в системе жизнеобеспечения как русского, так и татарского населения осваивавшего данную местность. Что в свою очередь с определёнными допущениями может служить основанием для реконструкции экологии древних обитателей Андреевской озёрной системы.

В настоящее время в системе Андреевских озёр принято выделять взаимосвязанные Верхние Андреевские озёра: Большое и Малое, а также Нижние: Песьянка, Батарлыга (Буторлыга, Бутурлино), Грязное, Казариново, Дуван и др. Но так как она является проточной, нельзя не принимать во внимание небольшие речки, впадающие в Андреевские озера: Таловку, Железенку, Язевку и др., а также вытекающую из системы р. Дуван, которая впадает в р. Пышму. Необходимо учитывать и наличие близлежащих озёр: Чепкуль (Чапкуль), Мостовое, Винное, Кыртыма и др., в настоящее время непосредственно не связанных с Андреевской системой, но между ними и Андреевскими озёрами находятся низинные участки, которые при сильной обводнённости могли соединяться с ней и между собой [Зах, 2016, с.70].

В связи с тем, что Андреевская озёрная система в XX-XXI вв. подверглась сильному антропогенному воздействию, большую ценность представляют её описания в источниках 2-й пол. XIX в. Глубина Андреевского озера редко достигала одной сажени (213,36 см). Ихтиологическую фауну составлял карась, щука, окунь и плотвица. Весной во время половодья вода в нём поднималась до 1,5 аршин (106,68 см) [Словцов, 1885, с. 3]. В это время масса «белой рыбы» проходила на нерест в оз. Андреевское из р. Пышмы через р. Дуван, вся долина которой заливалась водой [Материалы, 1888, с. 244]. Исходя из вышеизложенного естественно было бы предположить, что наибольшее значение для населения, осваивавшего Андреевскую озёрную систему должны были иметь её рыбные ресурсы. По мнению В.А. Заха, рыболовство здесь во все периоды было ведущей отраслью, а в ранних обществах с присваивающей экономикой, вероятно, играло исключительную роль, и даже с появлением производящего, скотоводческого хозяйства население не прекращало потребление рыбы [Зах, 2016, с. 74-75]. В связи с этим необходимо рассмотреть, какое значение имело рыболовство здесь в Новое время и, в частности, в структуре жизнеобеспечения русского населения.

К 80-м гг. XIX в. Андреевское озеро, как и многие озёра Тюменского уезда, находилось во владении татар по старым пожалованиям от царей Алексея Михайловича, Петра и Иоанна Алексеевичей на владение землями с заключающимися в них угодьями. Однако русским крестьянам д. Субботиной принадлежало близлежащее оз. Чапкуль, а крестьяне с. Мальково и д. Ошкуковой вместе владели озёрами Круглым и Мостовым [Материалы, 1888, с. 237-238]. В указанные годы лов рыбы осуществлялся фитилями и сетями за исключением жарких месяцев, когда вода прогревалась и появлялся «горбунец» (gammarus pulex), уничтожавший их. Поэтому татары Андреевских юрт до начала июля ловили рыбу фитилями (небольшая мережа с петлями), а затем только котцами из тонких лучин, перевязанных мочалом [Материалы, 1888, с. 267-269]. Вероятно, так же поступали и русские. Другой способ рыбного промысла применялся на р. Дуван, славившейся тем, что на ней ставилось большое количество запоров, которые преграждали путь рыбе, идущей из озёр в р. Пышму. Верхнее течение этой реки, как и р. Подборной (М. Дуван), принадлежало крестьянам четырёх русских селений Яровской волости: с. Малькова, д. Ошкуковой, д. Субботиной и д. Паренкиной. Среднее течение р. Дуван (Б. Дуван) находились во владении юрт Есаульских по крайней мере с 1750 г., а нижнее – в совместном владении татар юрт Муллашевских, Чикчинских и Якушевских [Материалы, 1888, с. 244-246].

Запор, перегораживавший реку от берега до берега, делался из тонких дощечек и лучин, связанных мочалом. Выше него по течению на четверть или половину версты аналогичным образом сооружались «манила», которые представляли собой уже не цельный забор, а заборики, поставленные под острым углом друг к другу по течению реки с оставленным небольшим проходом для рыбы. Во время первых заморозков (конец октября) рыба вылавливалась с помощью поставленных к отверстию манила котцов или морд, сделанных из ивовых прутьев, перевязанных мочалом [Материалы, 1888, с. 243-244]. Есть основания полагать, что данный способ вылова рыбы широко практиковался здесь ещё на рубеже XVII и XVIII вв. Так на карте «Чертёж земли Тюменского города» в «Чертёжной книге Сибири» С.У. Ремезова поперёк реки обозначены три сооружения, выше надпись: «дуваны» [Чертёжная книга Сибири, 2003]. Учитывая множественное число, речь в данном случае идёт о их названии, а не о реке Дуван, которая в документах XVII-XVIII вв. фигурировала ещё как «Исток» [ГАТО, ф. И-47, оп. 1, д. 38, л. 1; ГАТО, ф. И-47, оп. 1, д. 44, л. 1], «Большой исток» [ГАТО, ф. И-47, оп. 1, д. 2330, л. 8 об.], «Большой Андреевский исток» [ГАТО, ф. И-47, оп. 1, д. 2330, л. 7 об., л. 9], «Андреевский исток» [ГАТО, ф. И-47, оп. 1, д. 592, л. 3; Описание Тобольского наместничества, 1982, с. 146], «Андреевская речка» [Томилов Н.А., 1980, с. 29; ГАТО, ф. И-47, оп. 1, д. 2330, л. 4-5]. Ещё более определённо на это указывает другой атлас С.У. Ремезова – «Хорографичекая книга», где река обозначена как «Андреевский исток», а рядом с тремя сооружениями также присутствует слово «дуваны» [Хорографическая книга, Л. 39]. Такие же сооружения изображены на р. Пышме с подписью: «на переборах дуваны и ловят щук крюками» [Хорографическая книга, Л. 41].

Заболотные татары (Тобольский р-н Тюменской обл.) вплоть до нач. XXI в. ставили на реках запоры, называемые ими «туван» [Рахимов, 2003, с. 243-244]. Слово «туан» в значении «пруд, запруда, плотина» было зафиксировано в XX в. и в диалекте татар Тюменского р-на той же области [Тумашева, 1992, с. 216]. Таким образом, три сооружения на картах С.У. Ремезова, перегораживающие р. Андреевский исток (в последующем р. Дуван), не что иное как запоры («дуваны»), которые соответствуют трём основным местам их установки в XIX в. Однако в отличие от XIX столетия, на рубеже XVII-XVIII вв. все они, вероятнее всего, принадлежали местным татарам, т.к. рядом с каждым местом установки запоров имеются значки, обозначающие юрты, которые во всех трёх случаях подписаны «Качангуловы» [Хорографическая книга, Л. 39].

Известно, что в к. XIX в. татары подобным образом перегораживали речки не только вытекавшие, но и впадавшие в Андреевское озеро [Словцов, 1892, с. 53-54]. Но, по крайней мере, в отношении одной из них – р. Язевки имеются однозначные сведения, что рыбу в ней ловили русские. В 1659 г. [ГА в г. Тобольске, ф. И-156, оп. 3, д. 899, л. 3 об.], по
другим сведениям – в 1668 г. [Тюмень в XVII столетии, 1903, с. 34] р. Язевка была пожалована в качестве «рыбной ловли» Тюменскому Алексеевскому девичьему монастырю. С 1775 г. она сдавалась в аренду тюменскому купцу Ф.И. Бачагову [ГА в г. Тобольске, ф. И-156, оп. 3, д. 899], а в 1779 г. была передана во владение Тюменскому Свято-Троицкому мужскому монастырю [ГАТО, ф. И-85, оп. 1, д. 159, л. 1].

В «Хорогрофической книге» р. Язевку пересекает некое сооружение, но оно отличается от «дуванов» на р. Андреевский исток, и подписано буквой «м» в кружочке [Хорографическая книга, Л. 39]. Так обычно в атласах С.У. Ремезова обозначались мельницы и мосты. О существовании здесь мельницы в других источниках пока найти информацию не удалось – данный вопрос требует дальнейшего изучения. Однако из документов достоверно известно, что р. Язевка перегораживалась запорами [ГАТО, ф. И-6, оп. 1, д. 640, л. 1] и, по всей видимости, неводами [ГАТО, ф. И-47, оп. 1, д. 471, л. 259 об.]. О важном промысловом значении р. Язевки свидетельствуют неоднократные хозяйственные споры из-за прав на вылов в ней рыбы. Например, в августе 1762 г. тюменской воеводской канцелярией было вынесено определение о запрещении самовольной рыбной ловли крестьянам деревень Антипиной, Быковой, Гилевой, Зайковой на принадлежащей Тюменскому девичьему монастырю р. Язевке [ГАТО, ф. И-47, оп. 1, д. 471, л. 259-259 об.]. Осенью 1776 г. арендатор рыбной ловли Ф.И. Бачагов жаловался, что неизвестными лицами устье речки было перегорожено запорами [ГАТО, ф. И-6, оп. 1, д. 640, л. 1-1 об.]. В сентябре 1799 г. в нижнем земском суде разбиралось дело о споре по поводу рыбной ловли при впадении р. Язевки в оз. Андреевское между крестьянами деревень Антипиной, Быковой, Гилевой. Речь шла о том, чтобы владельцы дач, прилегавших к устью р. Язевки, не препятствовали в ловле рыбы другим крестьянам, чьи покосы примыкали к оз. Андреевскому. Если последние к ловле рыбы в речке по-прежнему не допускались бы, то устье р. Язевки следовало запереть, «дабы из озера Андреевское в тое речку рыба ходу иметь более не могла» [Цит. по: Зах, 2016, с. 71]. Но назвать объёмы вылова рыбы в р. Язевке во 2-й пол. XVIII в. не представляется возможным, т.к. прямых указаний на это в документах нет, а по косвенным данным это сделать сложно в силу того, что в стоимость аренды кроме самой рыбной ловли входил ещё и прилегающий покос. За всё вместе Ф.И. Бачагов платил в первые два года по 50 руб. в год, затем в последующие три – по 60 руб. плюс по полтора воза рыбы ежегодно [ГА в г. Тобольске, ф. И-156, оп. 3, д. 899].

Такие сведения есть лишь об Андреевских озёрах, где местные татары по официальным данным в 1878 г. выловили 337 пудов карася – больше, чем кто-либо в Кашегальской волости. Однако следует отметить, что С.К. Патканов просил относиться к данным цифрам с большой осторожностью. Тем не менее достоверно известно, что в 1880-х гг. Андреевских юртам рыболовный промысел, где им круглогодично занималось почти всё население, приносил от четверти до половины их чистого дохода. В структуре бюджета зажиточной семьи доход от рыболовства занимал 30,7%, средней семьи – 53,2%, бедной семьи – 48,9% [Материалы, 1888, с. 265-267]. Подробных сведений по русским крестьянам, ловившим рыбу в водоёмах, сопряженных с Андреевской озёрной системой, к сожалению, нет, но имеются сведения, что 1885 г. из р. Б. Дуван вследствие плохой установки запоров на каждого крестьянина с. Малькова и д. Ошкуковой вышло от 0,5 до 1 пуда рыбы, тогда как в прежние годы обычная доля составляла 3-4 пуда (уже после расчетов со сторожами запоров). В денежном выражении это приблизительно соответствовало тому же количеству рублей [Материалы, 1888, с. 244-245], т.е. 0,5-1 руб. в 1885 г. и 3-4 руб. в предыдущие годы. Т.к. мелкий карась стоил от 40 коп. до 1 руб. за пуд, крупный – от 1 руб. до 1 руб. 20 коп.; мелкий чебак от 50 до 80 коп. за пуд, крупный – от 80 коп. до 1 руб. 50 коп. и т.д. [Материалы, 1888, с. 265].

Улов из р. Подборной (М. Дуван) обычно был меньше, чем в Б. Дуване по подсчётам С.К. Патканова он равнялся не менее чем 225 – 250 пудам. В том же 1885 г. крестьяне д. Субботиной и д. Паренкиной сдали её в аренду на 1 год за 150 руб. В д. Субботиной жителей было больше, чем в д. Паренкиной, поэтому как правило две трети улова доставалось первой деревне, а одна треть второй [Материалы, 1888, с. 244-245]. Исходя из этого можно предположить, что 100 руб. из этой суммы досталось д. Субботиной и 50 руб. – д. Паренкиной. По данным 1893 г. в д. Субботиной был 71 двор, в д. Паренкиной – 32 [Волости и населенные места, 1894, с. 100]. Таким образом, доход от сдачи в аренду р. Подборной (М. Дуван) в 1885 г. в расчёте на одно домохозяйство составил приблизительно 1,4 руб. и 1,5 руб. соответственно. У крестьян д. Вилижиной той же Яровской волости «приход» от различных видов хозяйственной деятельности у зажиточной семьи составлял 681 руб., у средней – 424,13 руб., у бедной – 112,85 руб. [Материалы, 1888, с. 341-349]. Если допустить тот же уровень доходов у крестьян с. Малькова и д. Ошкуковой, то 3-4 руб. (3-4 пуда рыбы, выловленной в р. Б. Дуван) составляли около половины процента «прихода» у зажиточной семьи, не более одного процента – у средней и около трёх процентов – у бедной.

Реки Большой и Малый Дуван были не единственными рыбными ловлями данных селений. Известно, что крестьяне д. Субботиной глушили налима и щуку в оз. Курья [Материалы, 1888, с. 263] и что им принадлежало оз. Чапкуль, а крестьянам с. Мальково и д. Ошкуковой – озёра Круглое и Мостовое [Материалы, 1888, с. 238]. Нельзя исключать, что жители данных деревень могли добывать рыбу и в р. Туре, на которой они стояли. Несмотря на это вряд ли можно говорить о ведущей роли рыболовства в структуре их доходов в отличие от татар Андреевских юрт. Это согласуется и с заключением С.К. Патканова о том, что в большинстве случаев рыболовство доставляло сельским обществам небольшой доход и служило дешевой питательной пищей для более бедного населения [Материалы, 1888, с. 266].

Исходя из всего вышеизложенного можно заключить, что на протяжении XVII-XIX вв. рыбными ресурсами Андреевского озера пользовались татары расположенных здесь Андреевских юрт. Рыболовным промыслом во впадающей в него с запада р. Язевке занимались в XVII-XVIII вв. жители г. Тюмени – женский и мужской монастыри и арендаторы, а позже крестьяне русских селений: Антипиной, Быковой и Гилевой Богандинской волости. Русские крестьяне с. Малькова, д. Субботиной, д. Ошкуковой, д. Паренкиной Яровской волости во 2-й пол. XIX в., а вероятно, и ранее занимались запорным рыболовством на востоке Андреевской системы – в верхнем течении р. Б. Дуван и р. М. Дуван. А также ловили рыбу фитилями, сетями и котцами в оз. Мостовом, оз. Круглом и оз. Чапкуль, которые в периоды наибольшего обводнения и половодий связывались с озёрами Андреевской озёрной системы. Либо сдавали их в аренду. При этом, в отличие от татар Андреевских юрт, рыболовство не было ведущим в структуре хозяйства русских крестьян, а носило лишь вспомогательный характер.

 

Список литературы

Волости и населенные места 1893 года. Вып. 10: Тобольская губерния. СПб.: Изд. Центр. стат. комитета МВД, 1895. 328 с.

ГАТО. Ф. И-6. Оп. 1. Д. 640. Л. 1-1 об.

ГАТО. Ф. И-47. Оп. 1. Д. 38. Л. 1.

ГАТО. Ф. И-47. Оп. 1. Д. 44. Л. 1.

ГАТО. Ф. И-47. Оп. 1 Д. 471. Л. 259-259 об.

ГАТО. Ф. И-47. Оп. 1. Д. 592. Л. 3.

ГАТО. Ф. И-47. Оп. 1. Д. 2330. Л. 4-9.

ГАТО. Ф. И-85. Оп.1. Д. 159. Л. 1.

ГА в г. Тобольске. Ф. И-156. Оп. 3. Д. 899. Л. 1-16.

Зах В.А. Андреевская озёрная система (гидрология и использование природных ресурсов по археологическим и картографическим материалам XVIII‒XX вв.) // Вестник археологии, антропологии и этнографии. 2016. № 4 (35). С. 69-78.

Материалы для изучения экономического быта государственных крестьян и инородцев Западной Сибири. Вып. 1: Экономический быт государственных крестьян Богандинской, Бухарской, Кашегальской, Черевишевской и Яровской волостей, Тюменского округа Тобольской губернии / С.К. Патканов. СПб.: Тип. Я.И. Либермана, 1888. 351 с., 49 с.

Описание Тобольского наместничества. Новосибирск: Наука, 1982. 321 с.

Рахимов Р.Х. Современное состояние охотничьего и рыболовного промысла заболотных татар (по материалам экспедиции в Тобольский район в феврале 2003 г.) // Земля Тюменская: Ежегодник ТюмОКМ: 2003. Вып. 17. Тюмень: Изд-во ТюмГУ, 2004. С. 236-247.

Словцов И.Я. О находках предметов каменного периода близ г. Тюмени в 1883 году // Записки Западно-Сибирского Отдела Императорского Русского Географического общества. Кн. VII. Вып. I. Омск: Тип. Окружн. штаба, 1885. С. 1-60.

Словцов И.Я. Позвоночные Тюменского округа и их распространение в Тобольской губернии. М.: Университетская типография, 1892. 78 с.

Томилов Н.А. Тюркоязычное население Западно-Сибирской равнины в конце XVI – первой четверти XIX вв. Томск: Изд-во ТомГУ, 1980. 276 с.

Тумашева Д.Г. Словарь диалектов сибирских татар: словарь / ред. Э.Р. Тенишев. Казань: Изд-во Каз. ун-та, 1992. 255 с.

Тюмень в XVII столетии. / Сост. П.М. Головачев. М.: Тип.-лит. т-ва И.Н. Кушнерев и К°, 1903. 166 с.

Хорографическая книга // Harvard University Library URL: https://iiif.lib.harvard.edu/manifests/view/drs:18273155$57i (дата обращения: 27.03.2020).

Чертежная книга Сибири, составленная тобольским сыном боярским Семеном Ремезовым в 1701 году: в 2 т. / ред. А.А. Дражнюк. Факсимильное издание 1882 г. Москва: Картография, 2003. 50 с.

 

Источник: Сауков Г.Н. Рыболовный промысел русского населения в районе Андреевской озёрной системы в XVII – XIX вв. // Экология древних и традиционных обществ: Материалы VI Международной научной конференции, Тюмень, 2-6 ноября 2020 г. / Отв. ред. Н.П. Матвеева, Н.Е. Рябогина. – Вып. 6. – Тюмень: Издательство ТюмНЦ СО РАН, 2020. – С. 342-347.

Скачать статью в PDF

Поделитесь текстом в соцсетях:
Категория: Научные исследования | Просмотров: 33 | Дата: 15.10.2020 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
avatar