Мои публикации
Главная » »
10:06

Туризм способствует освоению пространства, причём «освоению не только географическо-социального пространства, но и культурного пространства, его конструированию и моделированию» [5; 7]. Значительную роль в этом освоении играет так называемая «душа туризма» – экскурсия, представляющая собой целенаправленный процесс наглядного познания окружающего мира под руководством квалифицированного специалиста-экскурсовода.

Прежде чем перейти к механизму освоения культурного пространства в процессе экскурсии, необходимо рассмотреть само широко используемое и неоднозначно трактуемое в научной литературе понятие «освоение». Еще в 1988 г. Ю.В. Ларин констатировал отсутствие данного термина в философских словарях (констатировать это приходится и сейчас, спустя много лет) и, основываясь на трудах К. Маркса, широко использовавшего понятие «освоение», предложил определение данного понятия. Освоением им предлагается обозначать процесс, «в котором субъект, посредством деятельности направленной на объект, превращает последний в условие своего собственного бытия, включает его в «снятом», переработанном виде в своё собственное содержание, организует и направляет его развитие в соответствии с законами своего собственного развития» [10; 7].

Как и у всего, у понятия «освоение» есть своя противоположность. Именно через соотнесение с противоположным понятием возможно раскрытие категориального содержания понятия «освоение». По мнению Л.Н. Захаровой, М.С. Кагана, Ю.В. Ларина, понятием, противоположным освоению, следует считать отчуждение [4; 33] [6; 44-45] [10; 8]. Хотя, согласно И.С. Нарскому, «и в категориальном, и в реальном планах отчуждению противостоит свобода» [цит. по: 10; 7]. Однако здесь нет противоречия, как верно заметили К.Г. Рожко и В.Н. Согрина, «освоение входит в механизм завоевания свободы в мире», при этом «освоенному противостоит неосвоенное, «не своё», не подчинённое и неподчиняющееся человеческому субъекту, несвобода» [16; 35]. Здесь следует отметить, что «подчинённое» («освоенное») и «неподчинённое» («неосвоенное») – это контрадикторные понятия. Контрарными же понятиями будут «подчинённое» и «подчинившее» (господствующее). Т.е. понятием полярным освоению, следует считать именно отчуждение, которое понимается как «процесс превращения различных форм человеческой деятельности и её результатов в самостоятельную силу, господствующую над ним и враждебную ему» [18; 366].

Таким образом, освоение – процесс превращения различных форм человеческой деятельности и её результатов в силу, подвластную и дружественную ему. Т.С. Караченцова, фиксируя «непрояснённость форм и способов освоения мира отдельной индивидуальностью в теоретической разработке проблемы освоения», справедливо отмечает, что выявление данных форм и способов представляет «далеко не тривиальную теоретическую задачу, решение которой имеет непосредственное практическое значение» [7; 25].

Формы освоения называли некоторые авторы, затрагивавшие в своих работах данную тему. Например, по мнению М.С. Кагана, суть деятельности состоит в том, что субъект овладевает объектом практически, теоретически, практически-духовно [6; 45]. Г.С. Батищев пишет, что «процесс деятельности есть непрестанное практическое и теоретическое освоение историческими субъектами мира природы и культуры» [цит. по: 10; 5]. В.Ф. Палий и В.Ф. Щербина считают, что содержанием деятельности является «материально-практическое и духовное освоение окружающей действительности» [13; 13].

Формы освоения неслучайно упомянуты здесь в контексте понятия «деятельность», т.к. несмотря на различные взгляды о соотношении понятий «деятельность» и «освоение» авторы сходятся в том, что они связаны. Но независимо от того, в каком соотношении они находятся, осуществляются деятельность и освоение человеком и представляют собой не что иное, как процессы реализации сущностных сил человека. Поэтому при выделении основных форм освоения, т.е. форм реализации сущностных сил человека, необходимо исходить из самих этих сущностных сил.

Ю.В. Ларин, определяя сущностные силы человека как «деятельные формы проявления его сущности», а саму человеческую сущность «в своём исходном субстанциональном определении» как «единство материального и духовного», выделяет следующие основные формы проявления сущности человека: материально-практическая (практическая) сущностная сила, практически-духовная (ценностно-ориентационная) сущностная сила, духовно-теоретическая (познавательная) сущностная сила [11; 83-86].

При этом каждая из данных сущностных сил представлена, во-первых, «как специфический способ проявления единства материального и духовного на основе взаимодействия этих компонентов внутри самой сущности человека», и, во-вторых, «как включённая в целостную систему его сущностных сил на едином для них всех основании» [11; 86].

Поскольку освоение – процесс реализации сущностных сил человека, то данная методологическая процедура должна быть применима и для выделения основных форм освоения (форм реализации сущностных сил человека), которые будут соответствовать деятельным формам проявления сущности человека.

Таким образом, первая исходная форма освоения может быть зафиксирована как такое единство материального и духовного, в котором определяющим будет материальное и, соответственно, она может быть обозначена как материально-практическая (практическая). Результатом материально-практического освоения является производство и воспроизводство материально-практического вида культуры и его конституирующих элементов, или «универсалий» – блага и справедливости [11; 98-99].

Вторая форма освоения может быть зафиксирована как такое единство материального и духовного, в котором материальное и духовное в одинаковой степени определяют друг друга и, соответственно, она может быть обозначена как практически-духовная (ценностно-ориентационная). Результатом практически-духовного освоения является производство и воспроизводство практически-духовного вида культуры и его конституирующих элементов, или «универсалий» – красоты и добра [11; 98-99].

Третья форма освоения может быть зафиксирована как такое единство материального и духовного, в котором определяющим будет духовное и, соответственно, она может быть обозначена как духовно-теоретическая (познавательная). Результатом духовно-теоретического освоения является производство и воспроизводство духовно-теоретического вида культуры и его конституирующего элемента, или «универсалии» – истины [11; 98-100].

М.С. Каган, анализируя работы К. Маркса, отметил, что понятие «Aneignung», широко им использовавшееся (но не введённое, как утверждает М.С. Каган, поскольку этим понятием пользовался ещё Гегель) переводилось с помощью различных русских слов: «присвоение», «освоение», «присвоение, освоение», «усвоение». Все они, по его мнению, с успехом могут быть заменены словом «овладение», более точно передающим смысл данного понятия [6; 44]. Позволим себе не согласиться с данным утверждением. «Осваивая предмет, мы делаем его «своим», человеческим, личностным, индивидуальным» [16; 35]. Сделать нечто «своим» и сделать нечто «владением» имеют разные значения. Например, как убедительно показала Л.Н. Захарова, можно владеть предметом собственности и при этом не быть собственником (не иметь его «своим») [4; 23-24].

Скорее всего, «присвоение» и «усвоение» можно рассматривать в двух аспектах. Во-первых, мы говорим о присвоении предметов и об усвоении норм, ценностей, следовательно, можно сказать, что понятие «присвоение» имеет материальный характер, тогда как понятие «усвоение» – идеальный. Если соотнести присвоение с реализацией материального компонента сущностной силы человека, а усвоение с реализацией духовного компонента сущностной силы человека, то присвоение и усвоение – необходимые составляющие каждой из форм освоения, находящиеся в единстве и взаимодействии.

Во-вторых, присвоение и усвоение можно рассматривать как формы «освоения». Т.к. в материально-практической форме освоения преобладает материальный компонент, то данную форму можно обозначать понятием «присвоение». Следовательно, понятием «усвоение» можно обозначать духовно-теоретическую форму освоения, как форму, в которой преобладает духовный компонент. Поскольку для промежуточной – практически-духовной формы в русском языке нет подходящего слова, то её можно обозначать парой – «присвоение-усвоение».

Осваивая внешний мир – мир природы, человек созидает собственный мир – мир культуры, который «есть не что иное, как освоенный человеком мир» [9; 7]. Таким образом, осваивая внешнее – природное пространство, человек созидает собственное – культурное пространство, которое есть не что иное, как освоенное человеком пространство. И как процесс освоения человеком внешнего мира опосредован процессом освоения мира культуры [9; 7], так процесс освоения человеком внешнего пространства опосредован освоением культурного пространства.

Наиболее приемлемой концептуальной моделью культурного пространства является концепция культурного ландшафта, который понимается «как целостная и территориально-локализованная совокупность природных, технических и социально-культурных явлений, сформировавшихся в результате соединённого действия природных процессов и художественно-творческой, интеллектуально-созидательной и рутинной жизнеобеспечивающей деятельности людей» [1; 9].

Территориально-локализованные объекты экскурсионного показа: мемориальные комплексы, парки, памятники архитектуры, археологии, музеи, предприятия, мастерские народных мастеров, художников и др. – это составляющие культурного ландшафта. Поэтому ознакомление с ними, изучение их в ходе экскурсии является освоением культурного пространства региона. При этом в сознании экскурсантов – субъектов освоения создаётся реальный образ культурного пространства города, региона, зачастую противоположный пред-образам, сложившимся до путешествия, в формировании которых участвуют средства массовой информации, научно-популярная и художественная литература, окружающие люди и т.д.

Экскурсия представляет собой процесс воспроизводства материально-практической, практически-духовной и духовно-теоретической видов культур. Так, позитивным результатом реализации образовательной функции экскурсии является приобщение человека к миру истины (духовно-теоретическое освоение), воспитательной функции – приобщение человека к миру красоты и добра (практически-духовное освоение), учебной функции – приобщение человека к миру блага и справедливости (материально-практическое освоение).

Освоение культурного пространства в процессе экскурсии происходит по заранее составленному экскурсоводом плану, помогающему решить поставленные задачи и цели, реализовать функции экскурсии. При этом осуществляется передвижение экскурсанта или группы экскурсантов как пешком, так и на различных транспортных средствах от объекта к объекту по разработанному маршруту, либо с замедлением движения у объекта, либо с остановкой у объекта и т.д. Подчеркнём, что наглядность, изучение экскурсантами объектов на месте их расположения – один из существенных признаков экскурсии, имеющих большое значение в освоении культурного пространства.

Экскурсия – это не просто процесс наглядного познания окружающего мира, но процесс наглядного познания под руководством квалифицированного специалиста, являющегося посредником между субъектом и объектом освоения. Поэтому степень освоения культурного пространства в ходе экскурсии зависит не только от субъекта познания (его пола, возраста, образования, интересов и т.д.), не только от объектов познания, образующих культурное пространство (их уникальности, доступности, степени сохранности и т.д.), но и от экскурсовода – проводника по культурному пространству (его тенденциозности, профессионализма и т.д.). Показательно в этой связи замечание американского туриста, приводимое Н.И. Сабитовой: «Один экскурсовод представил столицу как центр мировой культуры, другой – как вселенскую помойку» [17; 101].

От глубокого знания краеведческого материала и теории экскурсоведения, владения методикой разработки новых экскурсий зависит то, какие объекты в культурном пространстве будут отобраны для показа, каким будет маршрут экскурсии. Правильно отобранные объекты помогут создать в сознании экскурсантов именно тот образ культурного пространства, необходимость создания которого диктуется темой экскурсии, её целями и задачами.  Способствует этому и правильно составленный маршрут экскурсии. Соблюдение в нём принципов последовательности, равномерного распределения объектов показа, отсутствия повторных проездов и множества петель позволяют наиболее эффективно осваивать культурное пространство в ходе экскурсии. При составлении маршрута экскурсии важно учитывать, то, в каком ракурсе, с какой точки откроется объект экскурсантам, это поможет его «раскрыть», создать необходимое впечатление с самого начала знакомства с памятником.

Умение показать объект относится к методике проведения экскурсий, владение которой является ещё одним из элементов профессиональной культуры экскурсовода. Методические приёмы показа и рассказа позволяют не только «раскрыть» объект, существующий в данное время в данном культурном пространстве, но и воссоздать в сознании экскурсантов образ культурного пространства прошлого. Такие методические приёмы, как приём зрительной реконструкции, зрительного монтажа, соучастия и др., позволяют мысленно реконструировать ранее происходившие события, ранее существовавшие объекты или мысленно сконструировать объекты будущего. Таким образом, в процессе экскурсии происходит моделирование культурного пространства и его освоение на основе исследования как материальных, так и идеальных моделей.

Любой методический приём приводится в действие с помощью речи. Экскурсия есть единство показа и рассказа, поэтому речь экскурсовода – составная часть его мастерства. Она должна быть точной, логичной, богата словарным запасом, должна широко использовать логические конструкции и т.д.

Эффективность любой экскурсии, а значит, и освоения культурного пространства в ходе неё, зависит от владения экскурсоводом техникой проведения экскурсии – ещё одной составляющей его профессионализма. Под техникой проведения экскурсий понимается вся сумма вопросов, обеспечивающих рациональную организацию мероприятия, таких как расстановка группы у объекта, соблюдение времени, отведённого на экскурсию в целом, и раскрытие отдельных подтем, ответы на вопросы экскурсантов и др.

Освоение культурного пространства в процессе экскурсии происходит не только через усвоение, но и через присвоение его, например, в виде любительских фотокадров и видеороликов. Говоря об освоении культурного пространства через присвоение, нельзя не упомянуть и о сувенирах. Сувенир можно определить как художественное или художественно оформленное изделие, связанное с воспоминаниями о ком-либо или о чём-либо. Это довольно широкое понятие, включающее в себя кроме сувениров предназначенных для туристов, сувениры-подарки для местного населения, бизнес-сувениры. В данной статье речь пойдёт, прежде всего, о туристских сувенирах – художественных или художественно оформленных изделиях, как правило, небольших размеров, отображающих местные особенности, достопримечательности, выдающиеся события и достижения, получаемых в дар, либо приобретаемых туристом на память о путешествии или для подарка другому лицу.

Приобретённые сувениры участвуют в формировании образа культурного пространства региона в сознании туриста. Более того, человек, побывавший в туристской поездке, демонстрируя или даря привезённые сувениры, формирует пред-образы культурного пространства региона, у других людей.

В экскурсионных программах выделяется время для приобретения сувениров и как дополнительная услуга предусматривается помощь экскурсовода в их выборе, т.е. экскурсовод таким способом может влиять на создание образов культурного пространства региона у экскурсантов и его пред-образов у тех, кому сувениры будут продемонстрированы или подарены. Поэтому правильный подбор сувенира для туристов – это ещё одна составляющая профессиональной культуры экскурсовода, требующая от него не только знания ассортимента сувенирной продукции своего региона, но и психологии, этики, чтобы выбрать наиболее подходящий сувенир для определённой категории экскурсантов и индивидуально для каждого.

Однако экскурсия, как и туризм в целом могут способствовать не только освоению культурного пространства, но и отчуждению, т.к. освоение при определённых условиях может перейти в свою противоположность – отчуждение. Т.е. деятельность, направленная на освоение культурного пространства и результаты этой деятельности могут приобрести самодовлеющее значение, подчинить себе субъекта освоения, превратить его из субъекта в объект враждебного воздействия.

На некоторые обстоятельства, способствующие отчуждению, обратил внимание Н.Е. Покровский: «Всё в большей и большей степени туристские объекты во всём мире принимают характер имитаций и, соответственно, ухода от подлинной историко-культурной аутентичности, например, декорационно-имитационные реставра­ции и восстановления исторических объектов, сувенирная индустрия, этнографические имитации и пр. Притом имитации как более «яркие» и доходчивые замещают аутентичность» [15; 8].

Действительно, спрос массового туриста на доступный туристский продукт в яркой упаковке, который с удовольствием потребляется и без особых усилий усваивается, рождает соответствующее предложение в виде названных Н.Е. Покровским «ярких» и «доходчивых» имитаций, а также мифов и «баек», например, как те о которых говорит Ю. Переплеткин: «Потом была экскурсия по городу на автобусе. Симпатич­ная девушка-гид несла милую, рассчитанную разве что на ино­земцев, ахинею об истории Самарова, Остяко-Вогульска, Ханты-Мансийска. Я-то пони­мал, что якобы национальная легенда о богатыре, создавшем семь холмов, – не более чем обыкновенная байка позднего производства, сочиненная для красоты и наивных туристов. Столь же смешны были её рас­суждения о повсеместных обя­зательных пирогах из муксуна, о лицензиях на стерлядь, по которым любой горожанин мо­жет очень быстро принести прямо вон оттуда, с реки, ми­нимум «пять хвостов»,.. Родившийся здесь, когда, возможно, ещё и родителей этой девчон­ки на свете не было, и прожив­ший тут безвыездно тридцать лет, я не встревал в её пояснения, а прилежно слушал, ухмыляясь про себя» [14; 161-162].

В результате зачастую стремление к такой «яркости» и «доходчивости», востребованной туристами, вместо приобщения к истине оборачивается введением в заблуждение экскурсантов относительно осваиваемого культурного пространства. Культурное пространство, таким образом,  «скрываясь» за ширмой иллюзии, «вводит» экскурсантов в заблуждение относительно реальных культурных процессов. А если созидание истины и приобщение к истине – результат освоения, то создание заблуждения и введение в заблуждение – результат отчуждения.

Отчуждение, как и всё, причинно обусловлено и является следствием взаимодействия внутреннего и внешнего. Как интерес и стремление к познанию, активность экскурсанта, его уровень образования и культурности, а также профессионализм экскурсовода – его знания, навыки, учёт им интеллектуальных, физических и эмоциональных возможностей и потребностей туриста являются условиями освоения культурного пространства, так и взаимодействие противоположных выше названным и ещё многих других качеств могут являться причиной отчуждения.

Желание организаторов туризма, как можно больше показать, стремление туристов как можно больше увидеть в сжатые сроки может привести к перенасыщению экскурсионной программы тура, информационной и эмоциональной перегрузке экскурсантов. Еще в 1972 г. тюменский художник В.П. Барашев писал об этом: «…Модные теперь экскурсии меня не привлекают. Быстро проехал и прошёл мимо, да ещё под глас вопиющего экскурсовода. Какое же тут может быть впечатление!» [12; 215].

Стремление к максимальному освоению культурного пространства за счёт увеличения количества экскурсий в рамках тура, за счёт увеличения объёма информации и увеличения объектов показа в рамках отдельной экскурсии, может привести к возникновению противоположного качества – отчуждению. Культурное пространство, «искушая» своими богатствами, своими уникальными объектами, «пробуждает» желание увидеть как можно больше, побывать везде, которое превращается в самоцель, и, таким образом,  «подчиняет» себе людей, заставляя забыть об истинной цели экскурсии. Экскурсия при этом превращается в погоню за достопримечательностями, в процесс их «коллекционирования» с непременной фото- и видео-фиксацией. Эту сфокусированность современного туриста на любительской фото- и видеосъемке, а также потреблении туристской видеопродукции, подметил Н.Е. Покровский. По его мнению, это «занятие, превратившееся в массовый феномен, приобрело самодовлеющее значение», и «туриста интересует не столько сама реальность, сколько обладание ею (её при­своение) в виде любительских фотокадров и видеороликов» [15; 8].

Но не стоит забывать, что и отчуждение, в свою очередь, развиваясь до конца, превращается в свою противоположность. Например, уже дома просматривая фотографии и видеофильмы, снятые в путешествии, знакомясь с приобретёнными сувенирами, к которым относятся художественные фотоальбомы, открытки, туристская видеопродукция, CD-диски с национальной музыкой и др. человек может заново пережить происшедшее с ним в ином культурном пространстве. Он может вновь мысленно пройти маршрут освоения, осмыслить и усвоить содержание ранее присвоенной им в потребительском ажиотаже реальности, завершив тем самым процесс освоения.

Итак, экскурсия, являясь целенаправленным процессом наглядного познания окружающего мира под руководством квалифицированного специалиста, может выступать как эффективный способ освоения культурного пространства. Однако при организации экскурсий требуется учёт законов диалектики, необходимо помнить, что освоение не существует без своей противоположности – отчуждения, которые при определённых условиях могут переходить друг в друга.

 

Литература:

1. Веденин, Ю.А. Очерки по географии искусства / Ю.А. Веденин. – М.: Российский НИИ культурного и природного наследия, 1997. – 224 с.

2. Емельянов, Б.В. Экскурсоведение: учеб. пособие в 3 ч. / Б.В. Емельянов. – М.: ЦСТЭ-Интур; Турист, 1992. – Ч. 2. – 89 с.

3. Замятин, Д.Н. Образы путешествий: социальное освоение пространства / Д.Н. Замятин // Социологические исследования. – 2002. – № 2. – С. 12-22.

4. Захарова, Л.Н. Собственность как ценность и ценность собственности: монография / Л.Н. Захарова; науч. ред. Ф.А. Селиванов – Тюмень: ТюмГУ, 1997. – 136 с.

5. Захарова, Л.Н. Туризм как социокультурное явление / Л.Н. Захарова // Туризм как социокультурное явление. – Тюмень: ТюмГУ, 2003. – С. 3-11.

6. Каган, М.С. Человеческая деятельность: опыт системного анализа / М.С. Каган. – М.: Политиздат, 1974. – 328 с.

7. Караченцова, Т.С. Человек как субъект освоения мира / Т.С. Караченцова // Социально-философские проблемы освоения новых территорий: сб. науч. тр. / отв. ред. К.Г. Рожко. – Тюмень: ТюмГУ,  1988. – С. 25-31.

8. Кузьмина,  Е.М. Туризм как способ взаимодействия культур: автореф. дис. … канд. культурологии / Е.М. Кузьмина;  ТГИИК, кафедра менеджмента социальной сферы; науч. рук. Л.Н. Захарова. – Тюмень, 2005. – 28 с.

9. Ларин, Ю.В. Диалектика форм освоения / Ю.В. Ларин // Ценности процесса освоения: сб. науч. тр.; отв. ред. В.П. Жежеленко. – Тюмень: ТюмГУ, 1990. – С. 4-8.

10. Ларин, Ю.В. Категориальный статус понятия «освоение» / Ю.В. Ларин // Социально-философские проблемы освоения новых территорий: сборник науч. тр. / отв. ред. К.Г. Рожко. – Тюмень: ТюмГУ, 1988. – С. 4-10.

11. Ларин, Ю.В. Онто-логика культуры: монография. / науч. ред. Ф.А. Селиванов. – Тюмень: Изд-во ТюмГУ, 2004. – 164 с.

12. Майорова, О. Письма В.П. Барашева А.А. Рылову / О. Майорова // Лукич. – 2002. – № 4. – С. 205-220.

13. Палий, В.Ф., Диалектика духовно-практического освоения природы. Методологические аспекты / В.Ф. Палий, В.Ф. Щербина. – Л.: ЛГУ, 1980. – 142 с.

14. Переплеткин, Ю. Кружева памяти / Ю. Переплеткин // Лукич. – 2003. – № 1. – С. 130-163.

15. Покровский, Н.Е. Российское общество в контексте американизации / Н.Е. Покровский // Социологические исследования. – 2000. – № 6. – С. 3-10.

16. Рожко, К.Г. Структура человеческого фактора и освоение мира / К.Г. Рожко, В.Н. Согрина  // Социально-философские проблемы освоения новых территорий: сб. науч. тр. / отв. ред. К.Г. Рожко. – Тюмень: ТюмГУ, 1988. – С. 32-36.

17. Сабитова, Н.И. Экскурсионная деятельность в Тюмени / Н.И. Сабитова. – Тюмень: Вектор Бук, 2004. – 124 с.

18. Хоруженко, К.М. Культурология: энциклопедический словарь. – Ростов-н/Д: Феникс, 1997. – 640 с.
 
Источник: Сауков Г.Н. Освоение культурного пространства в процессе экскурсии // Учёные записки аспирантов / под ред. проф. Л.Н. Захаровой. – Тюмень: РИЦ ТГИИК, 2006. – Вып. 1. – с. 97-107.
Категория: Научно-исследовательские | Просмотров: 5621 | Добавил: saukow | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]